Тищенко Михаил

Поэзия должна быть глуповата?

04.01



-1-
'... Поэзия ... должна быть глуповата' написал в частном письма Александр Пушкин и открыл этими словами целую тему в теории русской поэзии.
Одна из лучших статей о том, что хотел сказать поэт, принадлежит В. Ходасевичу: http://dugward.ru/library/lit/hodasevich_glupovatost.html
А несомненно лучшее стихотворение - Новелле Матвеевой: http://www.bards.ru/archives/part.php?id=8762

Но, увы, все авторы, писавшие об этом, включая и вышеназванных, вкладывали в трактовку знаменитой фразы свое понимание её как концепта, забывая, что она являлась конкретным ответом на конкретные стихи Петра Вяземского, который ждал от Пушкина дружескую критику. В некотором роде Пушкин написал 'коммент на инет-странице Вяземского', своего приятеля, как это делают сегодня тысячи и сотни тысяч...

Надо сказать, что у поэта Петра Вяземского, князя и интеллектуала, есть несколько хороших, ярких стихов, читаемых с удовольствием и сегодня. Стихотворение, комментируемое Пушкиным к ним не принадлежит.

Речь идет о тексте, который называется: 'К мнимой счастливице' он написан в 1825 году. Давайте приглядимся к нему повнимательней:
http://www.bards.ru/archives/part.php?id=8762

Пер ед нами 26 строф по четыре строки с 4, 5 и 6-ти стопным ямбом.
Текст быстро утомляет, и когда, для того чтобы понять ответ Пушкина, я заставил себя вникнуть, то обнаружил, что, хотя отдельные предложения и сильно перекручены и надо делать усилия, чтобы понять синтаксический и семантический смысл:
- каждая строфа, сама по себе, и умна, и глубока, и интересна,
- каждая строфа могла бы быть частью отдельного стихотворения,
- каждая строфа - выражение некой мысли, хотя вместе все эти 26 строф плохо сочетаются.

Я представил себя на месте Пушкина: что написать другу в ответ на такой текст?
Пушкин находит изящное решение и в своем письме стремится не обидеть коллегу и подчеркнуть, если уж не его поэтический талант, то хотя бы его несомненный ум. Для этого и служит его фраза, которая дословно звучит так: '... поэзия, прости Господи, должна быть глуповата'.

Спрашивается, за что просит Пушкин прощение? И ответ, для меня, очевиден: за свое слишком широкое обобщение. Он понимает, что, если не гневить Бога, надо было бы написать: '... поэзия не должна быть заумной', или '... поэзия не должна быть зарифмованным выражением идей', или '.... поэзия это скорее простое чувство, чем сложные, закрученные рассуждения'. Но написать такое - это впасть в нравоучительство, обидеть друга, и Пушкин предпочитает согрешить против точности (отсюда и извинение).

-2-
Мы видели, какое значение имеет фраза Пушкина в том контексте, где она была употреблена.
Взятая вне контекста и с опущенным извинением, она звучит совсем по-другому. Так, как, я думаю, ее автор не мог предвидеть ни в каком кошмаре.

Ее потенциальные опасные смыслы стали актуальны в иною эпоху.

Представьте себе общество, где художник должен изображать мир не таким, каким он его видит (что само по себе уже сверхзадача), а таким, каким он отражается в кривых зеркалах, изобретаемых и расставляемых везде правительством. И при этом от художника это правительство требует правдоподобия, реализма.
Это и есть советское официальное искусство.

В творчестве первыми от такого подхода страдают мысль и внутренняя, глубинная логика причин и следствий. Человек все время вынужден жить в двух мирах: в криво-зеркальном и реальном, пытаясь их совместить и страдая от невозможности этого.
Конечно, и такой диссонанс мог бы привести к размышлениям и открытиям, но художник не имеет право на них, иначе - тюрьма, смерть, забвение.
А тут еще и удобный такой постулат: 'Поэзия должна быть глуповата'.
Раз такое заявил сам Пушкин, значит, и не нужно думать, работать со значением слова, понятия... Достаточно сосредоточиться на формальных законах стихосложения, оригинальных образах и чирикать о природе-погоде-достижениях-красивых чувствах, сострадать, льстить да зарифмовывать дозволенные мысли и чувства. И всё, дело сделано: тебя ждут деньги, слава, почет.

Поколения, получившие образование и созревшие до революции, принять этого не могли: они эмигрировали, погибали в лагерях, замолкали. За исключением нескольких 'счастливчиков', которые оказались в особых условиях, большинство было обречено.

А поколения, которых воспитывала новая власть, образовывались уже с рождения советскими, т.е. подведенными под советский стандарт, упрощенными взглядами и принципами, с сознанием едва ли не генетически измененным, с двойственными ценностями (искренность заданного стандартом чувства и искренность его демонстрации, иначе - вплоть до ГУЛАГа и смерти). Лозунги заменяли понятия, якобы законы общества - логику, социальный успех - внутреннее развитие (а не пародию на него), показуха разъедала, подобно кислоте, внутреннюю красоту.

Увы, Пушкинский постулат, выдернутый из контекста, был одним из орудий такого 'обучения'. Русский человек вообще и поэт в частности - все разучились самостоятельно думать, стали боятся этого! Советские поэты до Бродского - либо мученики, либо приспособленцы с более или менее коньюктурной более или менее поэзией.
Собственно, Бродский был первым из рожденных в советской России поэтов, посмевших в стихах не только отказаться от кривого зеркала, писать без него, но и и развернуться в сторону умной поэзией, хотя и любящий принарядиться порой под простушку.

Воистину: 'нам не дано предугадать, как наше слово отзовется'!

Возможно, Пушкин, если бы мог предчувствовать наше время, слегка изменил бы редакцию своей фразы и написал, например: '... поэзия должна быть не только умной, но и простой одновременно, доступной для большинства'. И вместо 'прости Господи' добавил бы 'мне кажется'...

Впрочем, совершенно точно, что Пушкин не виноват в духовной стреноженности, кастрированности потомков, шагнувших тем не менее в материальном мире из шекспировских страстей мценских уездов в космос.



Тищенко Михаил

04.01.2017 20:41
Я уже публиковал этот текст, но стер его по причинам личным, которые теперь стали неактуальны.
Сычева (Снежина) Марина

05.01.2017 13:18
осмелюсь процитировать прозаика )))
*Книги, которые имеет смысл читать, обладают одним общим свойством: они написаны автором для самого себя. Даже если сочинение адресовано определенному кругу людей или вообще человечеству, настоящая книга всегда узнается по отсутствию претензии. Если угодно, по простодушию. Пишущий не боится выглядеть наивным, не пытается показаться умнее или образованнее, чем он есть, не изображает, будто его волнует то, к чему он на самом деле равнодушен, не предпринимает усилий понравиться. Автору не до этого. Автор болен неким вопросом, поиск ответа на который является курсом лечения. Если хочешь излечиться, нельзя тратить силы на несущественное.*
Тищенко Михаил

05.01.2017 20:06
Марина, не все книги, написанные автором для самого себя читабельны, как и не все книги, которые мы любим, написаны без претензий.... А по поводу понравиться: современный русский язык родился в произведениях, рассчитанных на вкус молодых, образованных дворянских девушек...
Понятно, конечно, что имел в виду автор: произведению искусства не должна быть свойственно вычурность... Но ведь и вычурность - понятие субъективное.
Чем хороша поэзия Мандельштама и Бродского? - Она умная... Поэтому ее кстати и не любили))) Вообще в русской поэзии не так много поэтов, которых или произведения которых можно было бы назвать глуповатыми)))
Сычева (Снежина) Марина

05.01.2017 20:59
Михаил,вот что действительно субъективно, так это понятие *глуповат*...
Однако, не напрасно появилась мудрость *всё гениальное - просто*.
Тищенко Михаил

05.01.2017 22:25
Марина,
правильный смысл этого выражения может быть выражен так: все гениальное выглядит простым.
С этим не поспоришь)
Сычева (Снежина) Марина

06.01.2017 00:36
да...
а Волга впадает в Каспийское море
и
*По мне, в стихах все быть должно некстати,
Не так, как у людей. Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда. *...
и
*...Но пораженья от победы ты сам не должен отличать.*
и т.д.
Сычева (Снежина) Марина

06.01.2017 00:58
Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию - спиной.
К любви своей потерянной - лицом.
И грудь - велосипедным колесом.
А ягодицы - к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять, -
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталось вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
пускай меня разрушат, расчленят, -
в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струёй воды ударю в небеса.

(И.Бродский ) почему-то вспомнилось...
Тищенко Михаил

06.01.2017 01:26
я сюда бы добавил сонет Аранзона, который не вспомню точно, о сети, в которую попадают тем большие объекты, чем больше ячейки и автор желал бы сплести сеть из единственной огромной ячеи...
Не помню, к сожалению, и не могу уже давно найти на нетерпением...
Процкая Наталия

06.01.2017 09:48
Миш, я помню этот пост. Вопрос не по тексту. А как ты стер предыдущий пост?
Тищенко Михаил

06.01.2017 10:03
Наташа,
так же просто, как это делается и в разделе стихи: редактировать-удалить сверху, под фамилией...
Карпенко Александр

06.01.2017 14:23
Очень интересная статья! И за ссылку на Ходасевича большое спасибо!
Тищенко Михаил

06.01.2017 14:30
* не могу найти на нете - поправка к моему пред-предыдущему комментарию...
Тищенко Михаил

06.01.2017 14:32
Саша,
спасибо за спасибо))
Карпенко Александр

06.01.2017 23:13
Я думаю, объясняй, не объясняй, всё равно будут припоминать эту пушкинскую фразу и толковать её по своему. Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся. В пушкинской фразе есть некая провокативность, выпад клинка. Поэзия может выглядеть глуповато в сравнении с учёным трактатом. И действительно, к поэтам мы идём не за мудростью. Хотя некоторые философы излагали стихами свою модель мира. Но мы, конечно, говорим исключительно о лирической поэзии.
Тищенко Михаил

07.01.2017 00:46
Саша,
а Вы уверены, что и не за мудростью в том числе?
Я думаю, Вы хотели сказать скорее: не за нравоучениями , морализаторством и урокам...
Но разве не мудрость сердца и души привлекает в поэзии?
Кстати, именно этого много в творчестве Пушкина.)
Алисов Владимир

21.02.2017 11:37
Михаил, я так понимаю вопрос о глуповатости. Раньше
стихи создавались таким образом, что поэт переживал
определенное эмоциональное состояние, возможно и
*глуповатое*, а затем начиналась долгая работа со
словом в попытках это состояние выразить, чтобы оно
затронуло читателя. В ХХ же веке появилась поэзия
*умная*, филологическая, когда о глуповатых эмоциях
вообще не идет речи, поэт - специалист, стилист, он
занимается мастерскими упражнениями в стиле, и
поэзия превращается в соревнование в сфере техники.
То есть, форма была важна всегда, но у Пушкина
форма была подобна отшлифованной прозрачной линзе,
через которую все прекрасно видно, а сама она
незаметна, потому что совершенна. Поэтому Пушкин
воспринимается как *простой*. А в современной
*умной* поэзии форма подобна линзе, раскрашенной во
все цвета. Смотреть через неё нельзя, зато можно
соревноваться, у кого узоры красивее и виртуознее.
Тищенко Михаил

22.02.2017 00:57
Владимир,
во времена Пушкина тоже были такие разноцветные линзы, достаточно почитать современных ему поэтов и прозаиков, авторы тоже соревновались друг с другом: кто оригинальнее.
Но через пространство времени вся эта разноцветность исчезает, остается только то, что видно сквозь 'линзы'.
Именно: глуповатость может быть понята и как безыскусность, непретенциозность.
Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0.018790006637573 sec