Мухин Игорь

Для тех, кто любит подлиннее 1.

31.07



Подозрительное письмо из бутылки,
найденное водопроводчиком
Петровым П. П. при работах по восстановлению проходимости трубы. Петров задержан при попытке сдать бутылку в пункт приёма стеклотары,
и в настоящее время, как важный свидетель, содержится в следственном изоляторе Приобского района города Бийска Алтайского края.

Часть 1.
«...
Сижу в подвале,
В подводной лодке,
И вспоминаю
Твои колготки.

Вокруг пространство
Необозримо.
И жизнь прекрасна
Как субмарина.

Ура, солдаты!
Виват, матросы!
Плывут куда-то авианосцы…

Они дородны,
Они огромны,
Но мы подводны
И автономны.

Привет, Карибы!
Прошли экватор.
Глазеют рыбы в иллюминатор.

Они нахальны как водолазы.
Они беспечны и лупоглазы.

Я здесь сдружился с одним матросом.
(Скрепили дружбу
Крепёжным тросом).

Он был подтянут,
Отважен, бодр,
И отзывался
На имя Пётр.

Заданье знаем,
Сильны и ловки,
Оберегаем
Боеголовки.

Пусть будет солнце
Как соль прогресса!
Пусть бережётся
Любой агрессор!

Уходим ниже.
Трещат заклёпки.
Задача:
Выжить в стальной коробке.

Приказ получен.
Не обсуждаем, но выполняем.
И выживаем.

Сто девяносто четыре метра.
Погасли звёзды.
Не стало ветра.

А где-то в мире
Бушует лето.
А ты – в квартире.
И не одета.

Ты там выходишь
Такой желанной,
Как Афродита
Из пенной ванны…

Но здесь фантазий
Таких не нужно.
Они, заразы,
Вредны для службы.

И вот, в подвале
Подводной яхты
Мне закатали
Четыре вахты.

Но не смутить ни
Каким режимом
Приятных мыслей
О содержимом

Твоих колготок.

Часть 2.

Четвёртый месяц вдали от дома.
Четвёртый месяц терпеть старпома!

Он на подлодку пришёл с фрегата,
И тупо смотрит на пеленгатор.

Он кроет матом.
Он негодует.
А пеленгатор
Не пеленгует.

Кряхтит как сейнер
Шестая букса.
Плывём на север,
Сбиваясь с курса.

Вот вам, на суше,
Плевать на север.
А мы застряли в железном чреве.

Сидеть во чреве
Темно и скучно.
Здесь нет деревьев,
Не пахнут груши.

Здесь лишь матросы
Носки меняют—
Приноровились
И не воняют.

А на свободе
Летают мухи,
И нечто вроде,
В подобном духе:

На перекрёстках шумят арбаты,
В далёком небе растут закаты,

А в огороде растёт картофель.
А из колготок
Растёт твой профиль.

Твои колготки – прыжок с обрыва.
Белее водки.
Мокрее пива.

Как…
Будто…
Словно…
Они прекрасны!—
Немногословны
И сладострастны.

Залог успеха!
Ночная пристань!
В них искры смеха
И чувство риска,

С роскошных ножек
Они струятся.
Они немножко
Меня боятся.

Часть 3.

Девятый месяц
В угрюмой бездне.
Девятый месяц морской болезни.

Девятый месяц!
Сижу тоскливо
И отрываюсь от коллектива.

Здесь всюду стены, шкафы, диваны…
Ни хризантемы,
Ни таракана,

Ни дня ни ночи.
Лишь генератор
Гудит уныло свои тирады.

И в этом кислом
И дребезжащем
Роятся мысли
О настоящем.

А в настоящем поют свирели.
Над спящим парком взойдут сирени…

Пылает сердце
Как Хиросима.
Нет, жить без секса
Невыносимо.

Тут есть картинки
В подводной лодке.
А на картинках резвятся тётки.

Их ровно восемь.
Белеют голо…
Не то чтоб вовсе –
На грани фола.

Они ногасты, они грудасты, они помпезны
И бесполезны.

А было вот как:
Матрос Петруха
Одну из тёток
Хотел понюхать.

Глазами рыскал,
Карябал плитку.
Но боцман быстро
Пресёк попытку.

Вот боц на камбуз
Идёт глумливо
И подливает
Касторку в пиво.

Гальюн захвачен.
Ликует быдло.
А Петя плачет,
Поскольку стыдно.

Ему и стыдно,
Ему и больно.
А боцман – гнида,
А он – довольный.

А мне плевать на такие фотки—
Я вспоминаю
Твои колготки.

Они двулики
Как две тропинки.
Я стал делить их
На половинки.

Сижу, к примеру, чиню проводку
и вспоминаю одну колготку.

А если гайку кручу тугую,
То вспоминаю уже другую.

И в этих мыслях
Я очень нежный
Как первый робкий
Такой подснежник.

... (продолжение следует)



Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0.024960041046143 sec