Ремизова Ксения

СКАЗКА О МАЛЕНЬКОМ ЧУДЕ

09.10





Худенькая женщина, осторожно подхватив сумочку, вышла из кабинета, тихо прикрыла за собой дверь. Стас потянулся и помотал головой: от таких он всегда уставал. В «Частной практике» стояла тишина. «Кажется, сегодня больше никого не будет», - подумал Стас, выглядывая в окно. За окном была осень, синяя с золотым. Гуляли вырвавшиеся на свободу студенты из расположенного поблизости электротехнического. «Пожевать чего-нибудь – и в спортзал…» Стас вышел в каморку и включил чайник. Но пожевать было нечего. Дима, массажист, пристроившись в углу, доедал сушки и читал «Преступление и наказание». Стас иронически покосился на него: Дима недавно что-то проспорил старшему брату и теперь обя-зан был прочитать «Преступление» от корки до корки.
- И как? – поинтересовался Стас, заливая в плунжер кипяток.
- Он меня экзаменует, - пожаловался Дима. – Каждый вечер…
- То есть, он сам это читал? – уточнил Стас.
Дима удрученно вздохнул. Стас засмеялся и вышел в регистратуру. Он подозревал, что Димина любовь к Достоевскому имеет сегодня и другое объяснение.
И точно, Аська, надувшись и отложив каталог «Орифлэйм», красила ногти. Опять раздумали жениться…
- Стас, я его предупреждала… - строптиво начала Аська, хотя Стас ее ни о чем не спрашивал.
Но тут на наружной двери звякнул колокольчик. Аська замахала руками с непросохшим лаком, а Стас, усмехнувшись, спрятал пестрый каталог под журнал регистрации пациентов и пошел в каморку. Ася за его спиной что-то мило щебетала. Стас представил, как она стрижет своими огромными глазищами. Да, бедный Дима…

Стас только взялся за кофе, как Аська возникла в дверях.
- Там к тебе, – сожалеюще сообщила она.
Пациентка оказалась костлявой деревенского вида старухой. Кое-что тут сделать было можно, хотя в позвоночник лезть явно не стоило. «И кто ее надоумил обратиться к мануальщику? - удивлялся Стас. – Правильно, пинают их в поликлиниках…» Он взглянул на одежду, которую пациентка бросила на стуле. Тряпье и тряпье. На последние, что ли? Надо будет поменьше с нее взять в следующий раз… Он закончил, отвернулся к раковине и стал намыливать руки. Старуха возилась за спиной, одеваясь.
- Да вы не торопитесь, - привычно сказал Стас.
- Я, милок, триста лет прожила и сроду не торопилась, - вдруг откликнулась та. – Ну, что для тебя сделать-то? Говори, сделаю.
Стас на мгновение замер, а потом засмеялся, принимая правила игры.
- А вы сделайте мне чего-нибудь перекусить! – попросил он. - Остальное, вроде, все есть…
Он надеялся, что момент не затянется, и сумасшедшая уйдет. И действительно, та, покачав головой, молча вышла. Звякнул колокольчик на двери.
- Ась, сколько ты с нее взяла? – спросил Стас, выходя в регистратуру.
Аська растерянно заморгала.
- А… Она сказала, что тебе лично…
Все было понятно. Ася виновато молчала и, видимо, соображала, во что ей обойдется этот промах. Стас обошел стол и нацарапал в журнале регистрации напротив последней записи: «От лечения отказалась».
- Асечка, - попросил он, - ты в следующий раз проверяй!
Аська благодарно хлопала ресницами.
- И миритесь уже быстрее! – закончил Стас, обернувшись от входной двери.
…А в следующую минуту Дима и Аська, высунувшись из окна, ошарашено смотрели, как Стас до упаду хохочет, стоя перед рябиной во дворе. На каждой ее веточке вместо ягод вперемешку с пестрой листвой висели большие посыпанные маком бублики, сахарные булочки и румяные, с пылу с жару пирожки.


На следующее утро Стас открыл глаза с ощущением, что продолжается вчерашний день. «С ума сойти!» - он вспомнил бублики на рябине. Но было что-то важнее, что-то… «Что для тебя сделать?» - прозвучал в ушах каркающий голос, и Стас, уставившись в потолок, вслух спросил:
- Что-то я проморгал?
Он турнул с одеяла Дизеля и вскочил. Толстый рыжий Дизель, недовольно мявкнув, уплелся досыпать в угол.
- Лентяй, - сказал ему Стас, собрал диван, поприседал и десяток раз отжался, а потом залез под душ.
Что для него можно было сделать?.. Теплые, как чьи-то ладони, струйки, гладили плечи и подсказывали: Аська. Да, Аська, фея с зелеными глазищами… он встряхнулся и до упора повернул холодный кран.

На приеме еще никого не было. Аська стояла у окна, глядела во двор. Стас проследил за ее взглядом и засмеялся, вспомнив вчерашние бублики. Куда они, интересно, девались?
Ася вчера уверяла, что их надо непременно поснимать, а то их оштрафуют, не то за нарушение общественного порядка, не то еще за что-то, и Димка уже собрался бежать за стремянкой, но Стас его удержал.
- Асечка, рассудительно напомнил он, - не мы же их сюда понавешали. Мы вот наоборот можем позвонить в милицию и пожаловаться. Безобразие, позорят частную клинику!
Он дотянулся, сорвал ближайший пирожок и откусил сразу половину. Пирожок был горячий, с грибами. Стас удовлетворенно прожевал его и закончил:
- Но мы пойдем себе гулять, и пусть они здесь висят!
Он, подпрыгивая, надергал с нижних веток булочек и пирожков и раздал их Диме и Аське.
Они втроем долго бродили по набережной, и Аська смеялась так звонко, что люди вокруг оборачивались…

…Куда же подевались остальные пирожки?
- Студенты, наверное, посрывали, - предположил Стас, подходя к Аське поближе. – Представляешь, ходит сейчас по городу куча народу с волшебными пирожками в животе, а знаем об этом только ты, я и Дима… Он где?
Аська повернулась к нему, в глазах у нее стояли слезы.
- Он больше не придет, - сказала она. – Никогда.
Стас опешил.
- Вы что, совсем поссорились? Вы же вчера вроде помирились… Аська, это же мелочи!
- Какие мелочи?! – Аська смотрела, уронив руки, и глаза у нее были в пол-лица. – Стас, я же тебя люблю, разве непонятно?!

Стас стоял, с трудом выдерживая груз рухнувшей на него тишины. Это было бы еще ничего. Но совершенно невозможно было вынести сияние приблизившихся к самому его лицу огромных зеленых глаз…






Буханкин Геннадий

11.10 21:13
Прозу на этом сайте, как правило, не комментируют. Ух не знаю, почему. Такое впечатление, что проза - это непонятный зверь, к которому ещё предстоит привыкнуть. Вот и привыкаем, потихоньку.
Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0.032019853591919 sec