Брагилевский Семён

Лейтенант

19.06



(рассказ ветерана Отечественной войны 1941г.)


На пригорке сидели-«курили»:
я сержант, он – пацан – лейтенант.
Помню,
мало мы вслух говорили…
Был, по-моему, он франтоват:
портупея – шик-блеск, пистолетик,
автомат… и шинель – хоть куда!..
Эх, ему бы гусарский ментик,
саблю, шпоры и… к милой: айда!


Посмотрев на окоп, на дорогу,
я сказал: мне, конечно, плевать,
только здесь без вмешательства Бога
нам противника не удержать;
батареею «сорокапяток»
вряд ли танки остановить…
ведь они нас, как малых куряток
могут запросто передавить.


Он смолчал, сделал вид, что не слышал.
Он смотрел, как и я, на шоссе,
на домишек облезлые крыши,
на пожухлую траву в росе,
на осеннего неба усталость,
на недружный кустарников строй, -
на всё то, что случайно досталось,
и что скуку наводит порой.


Я подумал: «Ведь сколько народу
рыли противотанковый ров!..
Не начальнику-сумасброду!..
Не ловушку для глупых коров!..»
………………………………….
То потом мы чуток пообвыкли,
приучились «стрелять-воевать»
а тогда – в сорок первом-то – вникни:
в белый свет как в копейку… Понять
ситуацию полностью надо...
и нелепость царила в войсках.
А за всё – лишь могилка в награду,
да и то не всегда. Впопыхах


думать некогда было о мёртвых –
не всегда вспоминали живых.
В бога душу и в «маму», и в чёрта…
Вспоминали частенько, вот, их.
…………………………………..

Появилась колонна внезапно,
хоть и ждали её мы давно.
Шибко шли по шоссе и азартно.
Впереди был французский «Рено».

- Ты, сержант, дуй-ка на батарею…
Ну, а я с ними «поговорю», -
приказал лейтенант и в траншею
спрыгнул.
Я же стою и смотрю.
Достаёт он из сумки гранаты,
и на бруствер кладёт автомат.
Вскинул взгляд на меня. Гаркнул матом.
Только мало подействовал мат.


Не поспеть было мне к батарее –
далеко…
И чтоб видеть всё мог,
я в кусты, что росли левее,
сиганул и…
залёг.

Ты, конечно, за трусость осудишь.
Сам себя я давно осудил.
Только, может быть, гнев свой остудишь,
пред лицом безымянных могил.
И ещё: искупил всё с лихвою:
дважды ранен, один раз «убит»;
похоронку родные зимою
получили…
У дочки…
Хранит.


Видел я как «Рено» подорвался
на единственной связке гранат.
Вот, таким, слышь, сынок! оказался
командир мой – молчун-лейтенант.


Немцы, верно, подумали – мина,
и бинокли… давай, наставлять.


Он, пока что еще невредимый,
начал из автомата стрелять…

«Фрицы» спрятались. Враг обнаружен.
«Завелись» пулемёты в ответ…
И окопчик огнём отутюжен
был в момент.


А потом…
Тишина…
Из окопа
лейтенант – голова вся в крови –
встал…
А немцы – они ж всю Европу
силой брали, а не по любви…


Они думали: «рус», мол, сдаётся –
вновь из люков полезли смотреть.
Эх, сынок! Пусть тебе не придётся
всё, что мы оттерпели, терпеть!



Лейтенант помутившимся взглядом
пред собою пространство обвёл:
танк подбитый, колонны армада…
Не плохой для солдата улов.


А потом… на «Сдавайся!» ответом –
как в романах герой поступал –
он себе… в грудь свою
пистолетом…
Хлопнул выстрел и всё…
и упал.
………………………………………….
Немцы танк повреждённый – в сторонку
и рванули опять по шоссе.
Батарея?
А что с неё толку!
Два-три раза стрельнули и все
разбежались.
То ж только в киношке
«сорокпятка» для танка грозна,
а по-правде
– что мышка для кошки…
или как…
молока-то с козла.



В общем, дальше – до самой до Тулы –
танки немцев прошли без потерь.
Там зенитчики «малость» их вздули...
Написали про это теперь.

А фамилия лейтенанта…
Имя – Дмитрий. Но имя одно…
Холостым ли он был иль женатым?..
Понимаешь?.. такое кино.
Я хотел все узнать для помина;
пару раз заезжал в Лукино.
Да что толку! Так и поныне
неизвестно.
Видать, не дано.


Рассказала старушка из местных:
лейтенанта они схоронили;
долго танк оставался на месте,
а своих немцы сами зарыли –
в семь могилок воткнули кресты!..
Нынче там лишь бурьян да кусты.
…………………………………….
…………………………………….
……………………………… …….
…………………………………….
Годы, годы!..
Мне часто не спится.
А засну, вижу: я – лейтенант,
и в окопе – один…
и мне снится,
что с единственной связкой гранат.

2003г.



Гриин Алекс

20.06 00:30
Чтож, подобное акынство имеет право жизнь. На дворовую песенку похоже, мастами так же смешно:

- Машина МАЗ, гружонная бензином,
Решила сто тридцатый обойти)))
Большакова Татьяна

20.06 08:52
Семён,Вы, конечно, не Твардовский,но мне было интересно читать-читается легко,плавно,повествовательно.Хо-ро-шо!
Брагилевский Семён

20.06 09:26
Спасибо, Алекс. Спасибо, Татьяна.
Я не ставил себе целью - подражание отточенному (блестящему)лакированному бравурному стихотворному языку Твардовского. Скорее - наоборот.
Намеренно использовал близкую к дворовой манеру изложения, стараясь приблизиться к языку не очень образованного постаревшего сержанта, пытающегося правдиво пересказать (исповедаться)молодому попутчику о том, что его мучает, спустя многие годы после войны.
Поздняков Борис

23.06 20:27
Это конечно не поэзия, а старческий...
Брагилевский Семён

26.06 02:40
Вот именно, Борис... Чего-чего, а маразма на той войне было предостаточно. И не только на той...
Брагилевский Семён

28.06 02:18
И ещё... Слишком долго нас приучали к былинным, романтично-патетическим способам поэтического изложения эпизодов войны.
Ефремов Николай

01.12 22:16
Очень искренне написано! И читается легко, хорошая рифма! Интересно было прочитать, понравилось!
Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0.041904926300049 sec