Куняев Вадим

Ущелье Юро. Последний бой.

03.10



Пшеница отдалась на милость смерти,
уже серпы колосья режут.

Федерико Гарсия Лорка




А ты, Бенигно, что сделал ты?
Простой вопрос…
Я? Я думаю…
Я убил четырнадцать человек.
Из трех тысяч – всего четырнадцать!
И мы победили…
Мы не подвели тебя.
Мы победили.

Мы выполнили приказ.
Я, Инти и Дарио.
Мы удержались,
А я, я убил четырнадцать человек.
Черт побери, четырнадцать.
Из трех тысяч.
Из трех тысяч…
Из трех тысяч!

Ты струсил, Бени?
Нет. Ни в Сьерре, Ни в Лас-Вильясе,
Ни в одном бою,
Ни на одной земле,
Ни перед одним врагом,
Я никогда не думал о смерти.
Я думал, что убивать буду я,
А меня никогда не убьют.

«Они в этом ущелье!» –
Кричали солдаты.
«Они здесь!»
А Дарио – вот болван – заснул!
За всю историю войн
Это был единственный случай:
Во время жестокого боя,
Заснул человек.

Дарио, болван, заснул,
Захрапел на всю Боливию…
Кто-то из них услышал,
Выстрелил в нас.
Я снова почувствовал боль.
Пуля пробила магазин,
Висящий у меня на поясе,
И застряла в паху.

Они кричали. Они кричали так,
Что я слышал, как лейтенант
Вызывал Сентено Анайю.
«Кругом партизаны!» –
Кричал он в трубку.
«Мы несем потери!» – кричал он.
Я смеялся – нас было семнадцать.
И один из нас спал.

Убитые катились по склону.
Если бы у меня было две руки!
Я бы убил больше.
У меня было тридцать патронов,
И на каждого
Я расходовал два.
В корпус, две пули, чтобы наверняка.
Если бы у меня было две руки!

Когда я увидел,
Что они отступают,
Я радовался, как ребенок!
Мы победили!
Мы выполнили твой приказ!
А я, я убил много солдат.
Гораздо больше,
Чем нужно для радости.

«Идемте, идемте к нему!» –
Сказал я Инти и Дарио.
Мы представляли,
Как все обрадуются.
Мы прорвали кольцо,
Как и хотел он.
В этот момент я чувствовал себя
Самым сильным человеком на земле.

Мы спустились на дно Юро…
Там были наши товарищи:
Антонио, Пачо, Артуро и Анисето.
Они были там,
Лежали на дне ущелья,
И я с трудом узнал их,
Эти четыре куска
Человеческого мяса.

А его мы не нашли…
Среди мертвых.
Значит, он был жив,
Значит, он снова обманул смерть,
Значит, он ушел.
Как всегда – спокойный,
Как всегда, уверенный в себе,
И уверенный в нас.

Я услышал сдавленный стон.
На дне ущелья
Раненые солдаты
Просили о помощи.
Я хотел их убить,
Отомстить за товарищей.
Ярость обжигала меня.
Ярость и ненависть.

Но я не смог…
Они были молоды,
Они были молоды так же,
Как и Артуро, и Паблито.
Я напоил раненых из своей фляги.
А что сделали их офицеры?
Кому помогли, кого напоили?
Просто ушли и оставили их умирать.

Я ненавидел.
Но я ненавидел не этих несчастных солдат.
Я ненавидел трусов,
Убивающих потому,
Что им платят.
Убивающих свой народ
Потому, что им платят.
Я ненавидел и презирал их.

Офицеры ушли,
Оставив раненых солдат…
Я вспомнил, как нес раненого Коко.
Пуля прошила его насквозь
И ударила меня в спину.
Моя одежда пропиталась кровью,
Нашей кровью – его и моей.
Я нес его, уже мертвого, но я нес его.

Бени, запомни, мы воюем
Не для того, чтобы убивать,
А для того,
Чтобы люди могли жить.
Я вспомнил…
Я напоил раненых солдат.
Я напоил врагов,
Которых убил.

Когда пришли
Помбо, Убрано и Ньято,
Я спросил их, где он.
Они не знали,
Они думали, что он с нами.
Я кричал от отчаяния,
Я наговорил им много страшных слов,
А они просто смотрели на меня…



Чебряков Геннадий

03.10 09:36
Блок-пост

"Жёлтый" мир остро чувствует Свободу, завоёванную особенно. А мы веками вымученную свободу пропили и проспали, навесив на себя и будущих потомков новое ярмо.

Сильные стихи!
Давыденко Надежда

03.10 16:29
Горько читать такие строки...
Весь мир лежит во зле...
Восаркен Дмитрий

04.10 07:55
б.п.
Поздняков Борис

07.10 16:53
Великолепный перевод! Перевод?
Чебряков Геннадий

07.10 17:14
Извиняюсь, это не перевод, это рассказ соратника Чегевары о последнем бое... своеобразное переложение: квинтэссенция воспоминаний Бенинго; фабула только слегка изменена.
(Да простят мне Автор и Прототип - я очень уважаю Кубу и кубинцев, хоть дело и происходило в Боливии)
Чебряков Геннадий

07.10 17:19
...конечно же не Бенинго, а Бенигно -
Даниэль Аларкон Рамирес.
Чебряков Геннадий

07.10 18:31
Этот бой состоялся "завтра", 8 октября, в 1967 году. Светлая память павшим героям!

Песня Команданте Че Гевара
Куняев Вадим

08.10 23:15
Бенигно - Даниэль Аларкон Рамирес, единственный, кто еще жив. Живет где-то в Париже.
Аласто Анатолий

09.10 05:19
Родина или смерть!?
Чебряков Геннадий

09.10 05:24
А, Бени, это ты?.. Привет! ))
Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0,013561010360718 sec