Давыденко Надежда

КЛЯТВА

19.07



Он сидел напротив, опершись подбородком на руки и смотрел на своего диспетчера
влюблёнными глазами, да такими грустными, что сердце сжималось.
- А есть на свете платоническая любовь...
- Платон... Павзаний... духовная любовь... – улыбнулась Елена
- Вот такой любовью я тебя и люблю.
- Но я замужем, а у тебя жена...
- Ты – особенная. И я не могу любить тебя иначе, как... не трогая руками.
- Но это всё пустое. Нель-зя!
- Я всю ночь не мог уснуть – думал... мечтал... Давай поедем к морю! Я без конца мысленно рисую эту
картину: море, солнце, золотой песок, ты и я... Как же я люблю тебя!
- Романтик неисправимый – усмехнулась молодая женщина.
- Поверь, я ничем не унижу тебя, не прикоснусь, мне бы просто побыть рядом, большего
от жизни не хочу. Только... несколько дней ты – рядом, моя.
- Безумство, даже в мыслях так нельзя. Для моего мужа и твоей жены - предательство.
Нет, я так не могу!
- А я не могу без тебя!

Через несколько дней.

- Почему ты, диспетчер, не знаешь, где и что делают твои работники?! – начальник бушевал, как вода
в реке в непогоду. Ещё чуть-чуть, и стёкла на окнах разлетятся от его громового голоса.
- Кого Вы имеете в виду? – смутилась Елена.
- Астанин! Почему в рабочее время он прохлаждается в офисе у Метелина? Тебе и ему выговор и лишение премии
за текущий квартал! Сейчас же отдам приказ.
- Но позвольте, может, он заболел? Почему Вы этого не допускаете?
- Больной должен быть на больничном - отрезал начальник и вышел, вложив остатки злости в дверь, которая, громыхнув, сотрясла стену, и портрет Ильича закачался, угрожая спрыгнуть с гвоздя.
Через полчаса приказ красовался на доске объявлений по Тресту. А ещё через полчаса явился виновник начальничьего возмущения.

- А-аа... вот и отдыхающий-загорающий - угрюмо приветствовала Елена входящего в диспетчерскую сотрудника.
- Почему сердито, и почему отдыхающий-загорающий, - мы ещё на море не уехали? – улыбнулся он.
- Ты не знаешь о приказе? - Полюбуйся, на доске висит. Угораздило же тебя!.. А мне теперь неприятности...
Сходил посмотреть и вернулся удивлённый.
- Не понял.. За что? Да, был я у Метелина, но почувствовал себя неважно и прилёг... на минутку всего…
- Может, и так, да мне не легче...
- Прости! Я всё сделаю, чтобы этот приказ убрали! Я всё сделаю, пожалуйста, верь! Клянусь тебе!
*
В эту ночь сердце его остановилось.



Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0,012871980667114 sec