Перышкин Василий

Воля к жизни.

02.12



Осталось совсем немного, кажется, месяц, или два, не вижу особой разницы, это по меркам всех людей мало.Да и по моим тоже.Мне сказали, что можно протянуть еще год, при правильном образе жизни.Но я не вижу в этом смысла.Не стоит продлевать страдания.


Серые лучи солнца пробивались сквозь неплотно прикрытую занавеску, падая на мой нерасстеленный диван.Еще один день.Солнечный, яркий, полный возможностей.Для кого-то.Не для меня.Только сейчас начинаю понимать, что двадцать четыре часа -это много.Секундная стрелка на циферблате часов движется медленно, почти так же, как люди за окном.Два шага равно секунда -целая вечность.За нее можно сделать все, что угодно.Точнее, придумать.Вот я уже уже смотрю на Землю из иллюминатора космического корабля,успеваю слетать к другой звезде и обратно, а тот старикан, на которого я сейчас смотрю не сделает и половины шага.Огромная сцена, толпы фанатов и фанаток кричат что-то, кажется мое имя, в моих руках гитара, первая нота -море внизу охватывает шторм, таких концертов проходит много, я умираю на пике славы от передозировки наркотиков.Один шаг.Кисть носится над холстом, оставляя за собой воздушные следы, рука твердо зная, что ей делать наносит мазок за мазком, картина готова, еще одна. две, три...работы прекрасны не так ли?..Два шага -три жизни, как минимум.Жаль, что для того, чтобы их увидеть, нужно потерять одну -свою собственную, настоящую.Когда ты с трудом можешь двигаться, почти парализован, только тогда времени свойственно растягиваться, оно словно смеется - миллиарды секунд, которые были раньше, которые прошли для тебя почти незамеченными, бесполезными, а ведь ты мог сделать так много, если бы приложил хотя бы минимум усилий..Время смеется.А мне приходится слушать эти звуки, вызванные лихорадочными сокращениями диафрагмы в моих механических часах - 86400 коротких смешков в сутки, 86400 вечностей.Кажется, довольно много?..
Два дня я уже почти не встаю со своего продавленного старого дивана.В комнате много пыли, кажется, ей обросли уже все вещи, только у рабочего стола в углу ее немного меньше -я садился за него раньше часто.Сейчас я уже почти не помню, зачем..Хотя..Там, в этом не пыльном уголке, кроме стола был еще мольберт.Кажется, я художник.Да, художник.На столе банка с кистями,стопка листов, палитра, ящичек с карандашами, красками, пастелью..Я рисовал.Точнее, как мне нравилось говорить примерно год назад, писал.Художник.Всеми забытый.Уверен, что дверь в мою квартиру уже давно затянулась паутиной, и вряд ли у кого-то,кто проходит мимо, возникнет мысль, что за этими бледно серыми нитями что-то есть.
Тик.Тик.Тик.Проходят вечности.А не могу ничего сделать.Только смотреть в окно и изредка в угол.Осознавать, что я ничтожество.Вся жизнь -пыльная квартира и мир за мутным стеклом.Я идеальный наблюдатель.За 86400 вечностей в сутки можно много представить, понять, увидеть..Та девушка, которая сейчас за окном медленно опускает ногу на серый асфальт,влюблена, а поэтому она просто не замечает времени, не понимает, что от встречи с тем кого она любит, ее отделяет 1620 моих вечностей.Ее жизнь кажется ей же короткой и незаметной, но это жизнь полная и настоящая, такая, какая должна быть.Тот старик, за два шага которого я успел слетать к далеким звездам, успел отойти метров на пятнадцать от окна.Куда ему торопиться?..Кажется, он музыкальный мастер и хочет быстрее попасть к своим инструментам.Да, у него выходят прекрасные скрипки..Да и контрабасы неплохи.Он счастлив.Зачем ему еще что-то, если у него есть инструменты и мастерская?.
Полное безволие.Абсолют.Мне уже трудно пошевелить зрачками, скоро все закончится.Мозг просто откажется производить мысли.Пыль заполнит квартиру до потолка, я исчезну под ее слоями.Может, какой-нибудь безумный археолог отыщет меня, часы и стол через несколько тысячелетий, выставит в музее под табличкой "Неизвестный N.О его существовании не сохранилось никаких свидетельств, ни на бумаге, ни во Всемирной Сети, ни где-либо еще, что удивительно." Да, человек без прошлого, будущего и настоящего.
Мне осталось несколько месяцев, и я скончаюсь от бездействия.Не получается ничего с собой поделать.Ну что ж, впереди еще несколько миллиардов иллюзорных жизней.
Странный звук.Кап.Кап.Моя вечность потревожена.Что это?..Остатки любопытства заставляют отвести взгляд от окна.Пара темных кружков на полу.Кажется, это называется капли.Откуда они здесь?.Кап.Третий кружок.Они летят откуда-то с верху.Запрокидываю голову, непривычное движение вызывает боль в мыщцах.По потолку расползаются влажные пятна.Очень медленно для меня.Кап.Кап.Кап.Кап.Прошло уже триста вечностей.Весь потолок -одно водяное пятно.Теперь капли срываются быстро даже для меня.
Кап.Кап.На листе ватмана, лежащем на столе, начинают размываться краски.Краски!Моя картина!Я же рисовал..Я художник!Нет, я был им.Раньше.Бессилие.Мои картины,картины!Тело скрипя поднимается, двигает руками, спотыкаясь идет к столу.Подскальзывается с непривычки.Поднимается, размазывыет руками непонятно почему выступившие слезы, губы шевелятся и, если бы кто-то был в комнате, то можно было бы услышать:"Я же художник!Я же делал настоящие вещи!Мои картины..."Тело хватает листы, ящик с красками, плетется в коридор.Там сухо.Второй заход.Мольберт, кисти, палитра.Я падаю рядом с ними.В душе что-то перевернулось и изменилось.Руки и ноги могут двигаться, удивительно.Впервые за много месяцев.И..Мне чего-то хочется.Точно.Рисовать.Нет, уже писать.Пальцы тянутся к кисти.Мазок.Второй.Как той иллюзорной жизни, которую я видел в одной из своих вечностей.Только кисть материальна, шершава на ощупь и приятно лежит в руке.Она настоящая.Я настоящий.
Вернувшись в комнату, я не обнаружил там воды.Пыли тоже.Значит, мне не не привиделся этот дождь.Странно.В любом случае, теперь моя жизнь стала настоящей.И принадлежит мне.



Рейтинг@Mail.ru
page generated in 0.023835897445679 sec