Ne vidno kirillicu?

См. также:Rambler's Top100

М.Светлов
Страница автора:
стихи, статьи.



СТИХИЯ:
крупнейший архив
русской поэзии


Михаил Светлов (Строфы века)

Евгений Евтушенко

Род. в Екатеринославе. Ум. в Москве. Чемпион легкого веса в поэзии. "Улыбка недремлющим красноармейцем стоит, охраняя поэму мою",- писал он. Улыбка действительно его хранила и позволяла под своим прикрытием писать и печатать весьма грустные стихи: "Мы покинули в детстве когда-то нашу родину - наш инкубатор. Наш извилистый путь устремлен непосредственно в суп и бульон". Пожалуй, самый талантливый из первого поколения так называемых комсомольских поэтов. Во время гражданской войны добровольцем ушел в Красную Армию, а затем в ЧК из тихой еврейской семьи. В 1923 году в Харькове вышел его первый сборник стихов "Рельсы". Нэпа Светлов не понял и не принял, считая его предательством революционных идеалов и, атакуя в стихах партаппаратчиков, обращался с полными жалости посланиями к старушкам, придавленным "красными человеческими статуями". Именно в это время - от неудовлетворенности "обуржуазившейся революцией" - Светлов отчаянно бросился в романтизм и написал знаменитую "Гренаду", которую Маяковский читал наизусть на своих концертах. Во второй половине 20-х писал стихи для подпольных троцкистских листовок. Он рассказывал мне, как его вызвали в ГПУ, предложили быть стукачом, разумеется, под красивым предлогом "спасения революции от врагов". Светлов отказался, сославшись на то, что он тайный алкоголик и не умеет хранить тайн. Из ГПУ он прямиком направился в ресторан "Арагви", где сделал все, чтоб напиться. С той поры ему ничего не оставалось делать, как поддерживать эту репутацию. После войны он был самым любимым профессором в Литинституте. Ему не разрешали выезжать за границу, ссылаясь на то, что он пьет и что у него нет "международного опыта". Светлов горько пошутил: "Однажды я был за границей - вместе с Красной Армией дошел до Берлина". Побывав в Гренаде, в которую поэт так и не попал, в 1966 году я привез в Москву горсть красноватой гренадской земли на могилу Светлова и смешал ее с землей русской. В стихах заключенного Вадима Попова мне попались такие строки: "Спросил его опер: "Скажи, на хрена сдалась тебе, как ее, эта... Грена..." Повыпали зубы средь каторжной мглы и мертвые губы шепнули: "Колы..." Грустно. Светлова не арестовали, но колымский ледяной холод проникал всюду - даже за казавшийся уютным столик в "Национале", где Светлов сиживал с таким же, как он, неарестованным арестантом эпохи - Ю. Олешей.

Источник: Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

Главная библиотека поэзии