Иван Крылов
 все об авторе
Примечание: Потому что эти произведения взяты из других источников, я не ручаюсь за их достоверность. Выверенные тексты находятся на заглавной странице автора.
Содержание:

Две Бочки
Змея и овца
Кукушка и Орёл
Сочинитель и разбойник
Филин и Осел
      
ФИЛИН И ОСЕЛ
    Слепой Осел в лесу с дороги сбился
    (Он в дальний путь было пустился).
Но к ночи в чащу так забрел мой сумасброд,
Что двинуться не мог ни взад он, ни вперед.
И зрячему бы тут не выйти из хлопот,
Но Филин вблизости, по счастию, случился
    И  взялся быть Ослу проводником.
    Все знают, Филины как ночью зорки:
       Стремнины, рвы, бугры, пригорки,
Все это различал мой Филин будто днем
И к утру выбрался на ровный путь с Ослом.
    Ну, как с проводником таким расстаться?
Вот просит Филина Осел, чтоб с ним остаться,
И вздумал изойти он с Филином весь свет.
      Мой Филин господином
    Уселся на хребте Ослином,
И стали путь держать, счастливо ль только?
                                        Нет:
Лишь солнце на небе поутру заиграло,
У Филина в глазах темнее ночи стало.
      Однако ж Филин мой упрям;
    Ослу советует и вкось и впрям.
"Остерегись!- кричит,- направо будем в
                                      луже".
Но лужи не было, а влево вышло хуже.
"Еще левей возьми, еще левее шаг!"
    И - бух Осел, и с Филином, в овраг.
1830

Источник: Прислал читатель


ЗМЕЯ И ОВЦА

Змея лежала под колодой
И злилася на целый свет;У ней другого чувства нет,
Как злиться:создана уж так она природой.
Ягнёнок в близости резвился и скакал;
Он о Змее совсем не помышлял.
ВУот,выползши,она в него вонзает жало:
В глазах у бедняка туманно небо стало;
Вся кровь от яду в нём горит.
"Что сделал я тебе?"-Змее он говорит.
"кто знает?"Может быть,ты с тем сюда забрался,
Чтоб раздавить меня,-шипит ему Змея.-
Из осторожноститебя караю я".-
"Ах нет!"-он отвечал и с жизнью тут расстался.
      ------------
  В ком сердце так сотворено,
Что дружбы,ни любви ни чувствует оно
  И ненависть одну ко всем питает,
Тот всякого своим злодеем почитает.
Минск,12 апреля 1990года.

Источник: Прислал читатель


ДВЕ БОЧКИ

Две бочки ехали:одна с вином,
Другая пустая.
Вот первая себе без шума и шажком плетётся,
Другая в скачь несёца;
От неё по мостовой и стукатня, и гром,
И пыль столбом;
Похожий к стороне от страха жмёца,
Её заслышавши из далека.
Но как та Бочка ни громка,
А польза в ней не так, как в первой, велика.

Кто про свои дела кричит всем без умолку,
В том верно мало толку;
Кто делов истинно,-тих часто на словах.
Великий человек лишь громак на делах,
И думает свою он крепку думу
Без шуму.
Источник: Прислал читатель


КУКУШКА И ОРЁЛ
Орёл пожаловал Кукушку в Соловьи.
Кукушка, в новом чине,
Усевшись важно на осине,
Таланты в музыке свои
Выказывать пустилась;
Глядит - все прочь летят,
Одни смеются ей, а те её бранят.
Моя Кукушка огорчилась,
И с жалобой на птиц к Орлу спешит она.
"Помилуй! - говорит, - по твоему веленью
Я Соловьём в лесу здесь названа;
А моему смеяться смеют пенью!"
"Мой друг! - Орёл в ответ, - я царь, но я не Бог.
Нельзя мне от беды твоей избавить.
Кукушку Соловьём честить я мог заставить;
Но сделать Соловьём Кукушки я не мог".
Источник: Прислал читатель


СОЧИНИТЕЛЬ И РАЗБОЙНИК
В жилище мрачное теней
На суд предстали пред судей
В один и тот же час: Грабитель
(Он по большим дорогам разбивал,
И в петлю, наконец, попал);
Другой был славою покрытый Сочинитель:
Он тонкий разливал в своих твореньях яд,
Вселял безверие, укоренял разврат,
Был, как Сирена, сладкогласен
И, как Сирена, был опасен.
В аду обряд судебный скор;
Нет проволочек бесполезных:
В минуту сделан приговор.
На страшных двух цепях железных
Повешены больших чугунных два котла:
В них виноватых рассадили,
Дров под Разбойника большой костер взвалили;
Сама Мегера их зажгла
И развела такой ужасный пламень,
Что трескаться стал в сводах адских камень.
Суд к Сочинителю, казалось, был не строг;
Под ним сперва чуть тлелся огонек;
Но там, чем далее, тем боле разгорался.
Вот веки протекли, огонь не унимался.
Уж под Разбойником давно костер погас:
Под Сочинителем он злей от часу час.
Не видя облегченья,
Писатель, наконец, кричит среди мученья,
Что справедливости в богах нимало нет;
Что славой он наполнил свет
И ежели писал немножко вольно,
То слишком уж за то наказан больно;
Что он не думал быть Разбойника грешней.
Тут перед ним, во всей красе своей,
С шипящими между волос змеями,
С кровавыми в руках бичами,
Из адских трех сестер явилася одна.
"Несчастный ! - говорит она, -
Ты ль Провидению пеняешь ?
И ты ль с Разбойником себя равняешь ?
Перед твоей ничто его вина.
По лютости своей и злости,
Он вреден был,
Пока лишь жил;
А ты...уже твои давно истлели кости,
А солнце разу не взойдет,
Чтоб новых от тебя не осветило бед.
Твоих творений яд не только не слабеет,
Но, разливаяся, век от веку лютеет.
Смотри (тут свет ему узреть она дала),
Смотри на злые все дела
И на несчастия, которых ты виною !
Вон дети, стыд своих семей, -
Отчаянье отцов и матерей:
Кем ум и сердце в них отравлены ? - тобою.
Кто, осмеяв, как детские мечты,
Супружество, начальства, власти,
Им причитал в вину людские все напасти
И связи общества рвался расторгнуть ? - ты.
Не ты ли величал безверье просвещеньем ?
Не ты ль в приманчивый, в прелестный вид облек
И страсти и порок ?
И вон опоена твоим ученьем,
Там целая страна
Полна
Убийствами и грабежами,
Раздорами и мятежами
И до погибели доведена тобой !
В ней каждой капли слез и крови - ты виной.
И смел ты на богов хулой вооружиться ?
А сколько впредь еще родится
От книг твоих еще на свете зол !
Терпи ж; здесь по делам тебе и казни мера !" -
Сказала гневная Мегера
И крышкою захлопнула котел.
Источник: Прислал читатель


Главная библиотека поэзии