Михаил Лермонтов
 все об авторе
Примечание: Потому что эти произведения взяты из других источников, я не ручаюсь за их достоверность. Выверенные тексты находятся на заглавной странице автора. По мере сверки с достоверными источниками, эти стихотворения будут переводится в основной раздел.
Содержание:

Cмело верь тому, что вечно...
В альбом (Как одинокая гробница...)
Волны и люди
К * (Мы случайно сведены судьбою...)
Над бездной адскою блуждая...
Не плачь, не плачь, мое дитя...
     Она не гордой красотою...
Оправдание
ПЛЕННЫЙ РЫЦАРЬ
ПОЛЕ БОРОДИНА
Последнее новоселье
Сосед
Это случилось в последние годы...
* * *
Над бездной адскою блуждая,
Душа преступная порой
Читает на воротаx рая
Узоры надписи святой.

И часто тайную отраду
Наxодит муке неземной,
За непреклонную ограду
Стремясь завистливой мечтой.

Так, разбирая в заточенье
Досель мне чуждые черты,
Я был свободен на мгновенье
Могучей волею мечты.

Залогом вольности желанной,
Лучем надежды в море бед
Мне стал тогда ваш безымянный,
Но вечно памятный привет.
Источник: Stihi@mit.edu


ПОСЛЕДНЕЕ НОВОСЕЛЬЕ
Меж тем как Франция, среди рукоплесканий
И кликов радостных, встречает хладный прах
Погибшего давно среди немых страданий
          В изгнанье мрачном и цепях;
     Меж тем как мир услужливой хвалою
Венчает позднего раскаянья порыв
И вздорная толпа, довольная собою,
          Гордится, прошлое забыв,-
Негодованию и чувству дав свободу,
Поняв тщеславие сих праздничных забот,
Мне хочется сказать великому народу:
          Ты жалкий и пустой народ!

Ты жалок потому, что вера, слава, гений,
Всё, всё великое, священное земли
С насмешкой глупою ребяческих сомнений
          Тобой растоптано в пыли.
Из славы сделал ты игрушку лицемерья,
     Из вольности - орудье палача,
И все заветные отцовские поверья
          Ты им рубил, рубил сплеча,-
Ты погибал... И он явился, с строгим взором
     Отмеченный божественным перстом,
И признан за вождя всеобщим приговором,
          И ваша жизнь слилася в нем,-
И вы окрепли вновь в тени его державы,
И мир трепещущий в безмолвии взирал
На ризу чудную могущества и славы,
          Которой вас он одевал.
Один,- он был везде, холодный, неизменный,
Отец седых дружин, любимый сын молвы,
В степях египетских, у стен покорной Вены,
          В снегах пылающей Москвы!

А вы что делали, скажите, в это время,
Когда в полях чужих он гордо погибал?
Вы потрясали власть избранную, как бремя,
          Точили в темноте кинжал?
Среди последних битв, отчаянных усилий,
В испуге не поняв позора своего,
     Как женщина, ему вы изменили
     И, как рабы, вы предали его!
     Лишенный прав и места гражданина,
Разбитый свой венец он снял и бросил сам,
И вам оставил он в залог родного сына -
          Вы сына выдали врагам!
Тогда, отяготив позорными цепями,
Героя увезли от плачущих дружин,
И на чужой скале, за синими морями,
          Забытый, он угас один -
     Один,- замучан мщением бесплодным,
     Безмолвною и гордою тоской,
И, как простой солдат в плаще своем походном,
          Зарыт наемною рукой.

Но годы протекли, и ветреное племя
Кричит: "Подайте нам священный этот прах!
Он наш; его теперь, великой жатвы семя,
     Зароем мы с спасенных им стенах!"
И возвратился он на родины. Безумно,
Как прежде, вкруг него теснятся и бегут
     И в пышный гроб, среди столицы шумной,
          Останки тленные кладут.
Желанье позднее увенчано успэом!
И, краткий свой восторг сменив уже другим,
Гуляя, топчет их с самодовольным смэом
          Толпа, дрожавшая пред ним.

И грустно мне, когда подумаю, что ныне
     Нарушена святая тишина
     Вокруг того, кто ждал в своей пустыне
Так жадно, столько лет спокойствия и сна!
И если дух вождя примчится на свиданье
С гробницей новою, где прах его лежит,
          Какое в нем негодованье
          При этом виде закипит!
Как будет он жалеть, печалию томимый,
О знойном острове, под небом дальних стран,
Где сторожил его, как он непобедимый,
          Как он великий, океан!
1841

Источник: Stihi@mit.edu


* * *

Не плачь, не плачь, мое дитя,
Не стоит он безумной муки.
Верь, он ласкал тебя, шутя,
Верь, он любил тебя от скуки!
И мало ль в Грузии у нас
Прекрасных юношей найдется?
Быстрей огонь их черных глаз,
И черный ус их лучше вьется!

Из дальней, чуждой стороны
Он к нам заброшен был судьбою;
Он ищет славы и войны, -
И что ж он мог найти с тобою?
Тебя он золотом дарил,
Клялся, что вечно не изменит,
Он ласки дорого ценил -
Но слез твоих он не оценит!
Источник: Прислал читатель


* * *
Cмело верь тому, что вечно,
Безначально, бесконечно,
Что прошло и что настанет,
Обмануло иль обманет.

Если сердце молодое
Встретит пылкое другое,
При разлуке, при свиданье
3акажи ему молчанье.

Все на свете редко стало:
Есть надежды - счастья мало;
Не забвение разлука:
То - блаженство, это - мука.

Если счастьем дорожил ты,
То зачем его делил ты?
Для чего не жил в пустыне?
Иль об этом вспомнил ныне?.
Источник: Прислал читатель


ВОЛНЫ И ЛЮДИ
Волны катятся одна за другою
  С плеском и шумом глухим;
Люди проходят ничтожной толпою
  Также один за другим.
Волнам их неволя и холод дороже
  Знойных полудня лучей;
Люди хотят иметь души... и что же? -
  Души в них волн холодней!
1830-1831

Источник: Прислал читатель


В АЛЬБОМ

      (Из Байрона)

Как одинокая гробница
Вниманье путника зовет,
Так эта бледная странница
Пусть милый взор твой привлечет.

И если после многих лет
Прочтешь ты, как мечтал поэт,
И вспомнишь, как любил он,
То думай, что его уж нет,
Что сердце здесь похоронил он.
Источник: Прислал читатель


СОСЕД
Кто б ни был ты, печальный мой сосед,
Люблю тебя, как друга юных лет,
    Тебя, товарищ мой случайный,
Хотя судьбы коварною игрой
Навеки мы разлучены с тобой
    Стеной теперь - а после тайной.

Когда зари румяный полусвет
В окно тюрьмы прощальный свой привет
    Мне, умирая, посылает
И, опершись на звучное ружье,
Наш часовой, про старое житье
    Мечтая, стоя засыпает, -

Тогда, чело склонив к сырой стене,
Я слушаю - и в мрачной тишине
    Твои напевы раздаются.
О чем они - не знаю; но тоской
Исполнены, и звуки чередой,
    Как слезы, тихо льются, льются...

И лучших лет надежды и любовь -
В груди моей все оживает вновь,
    И мысли далеко несутся,
И полон ум желаний и страстей,
И кровь кипит - и слезы из очей,
    Как звуки, друг за другом льются.

* * *
Когда волнуется желтеющая нива...
Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной зеленго листка;

Когда, росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо качает головой;

Когда студеный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он, -

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, -
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу бога...
Источник: Прислал читатель


ОПРАВДАНИЕ
Когда одни воспоминанья
О заблуждениях страстей,
Наместо славного названья,
Твой друг оставит меж людей

И будет спать в земле безгласно
То сердце, где кипела кровь,
Где так безумно, так напрасно
С враждой боролася любовь,

Когда пред общим приговором
Ты смолкнешь, голову склоня,
И будет для тебя позором
Любовь безгрешная твоя, -

Того, кто страстью и пороком
Затмил твои младые дни,
Молю: язвительным упреком
Ты в оный час не помяни.

Но пред судом толпы лукавой
Скажи, что судит нас иной
И что прощать святое право
Страданьем куплено тобой.
Источник: Прислал читатель


* * *
Она не гордой красотою
Прельщает юношей живых,
Она не водит за собою
Толпу вздыхателей немых.
И стан ее не стан богини,
И грудь волною не встает,
И в ней никто своей святыни,
Припав к земле, не признает.
Однако все ее движенья,
Улыбки, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья,
Так полны чудной простоты.
Но голос душу проникает,
Как вспоминанье лучших дней,
И сердце любит и страдает,
Почти стыдясь любви своей.
Источник: Прислал читатель


ПЛЕННЫЙ РЫЦАРЬ
Молча сижу под окошком темницы;
Синее небо отсюда мне видно:
В небе играют всё вольные птицы;
Глядя на них, мне и больно и стыдно.

Нет на устах моих грешной молитвы,
Нету ни песни во славу любезной:
Помню я только старинные битвы,
Меч мой тяжелый да панцирь железный.

В камeнный панцирь я ныне закован,
Каменный шлем мою голову давит,
Щит мой от стрел и меча заколдовaн,
Конь мой бежит, и никто им не правит.

Быстрое время - мой конь неизменный,
Шлема забрало - решетка бойницы,
Каменный панцирь - высокие стены,
Щит мой - чугунные двери темницы.

Мчись же быстрое, летучее время!
Душно под новой бронею мне стало!
Смерть, как приедем, подержит мне стремя;
Слезу и сдерну с лица я забрало.
1840

Источник: Прислал читатель


К * (МЫ СЛУЧАЙНО СВЕДЕНЫ СУДЬБОЮ...)

Мы случайно сведены судьбою,
Мы себя нашли один в другом,
И душа сдружилася с душою,
Хоть пути не кончить им вдвоём!

Так поток весенний отражает
Свод небес далёкий голубой
И в волне спокойной он сияет
И трепещет с бурною волной.

Будь, о будь моими небесами,
Будь товарищ грозных бурь моих;
Пусть тогда гремят они меж нами,
Я рождён, чтобы не жить без них.

Я рождён, чтоб целый мир был зритель
Торжества иль гибели моей,
Но с тобой, мой луч путеводитель,
Чтоб хвала иль гордый смех людей!

Души их певца не постигали,
Не могли души его любить,
Не могли понять его печали,
Не могли восторгов разделить.
1832

Источник: Прислал читатель


ПОЛЕ БОРОДИНА

1 

Всю ночь у пушек пролежали
Мы без палаток, без огней,
Штыки вострили да шептали
Молитву родины своей.
Шумела буря до рассвета;
Я, голову подняв с лафета,
    Товарищу сказал:
«Брат, слушай песню непогоды:
Она дика, как песнь свободы».
Но, вспоминая прежни годы,
    Товарищ не слыхал. 

2 

Пробили зорю барабаны,
Восток туманный побелел,
И от врагов удар нежданый
На батарею прилетел.
И вождь сказал перед полками:
«Ребята, не Москва ль за нами?
    Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали».
И мы погибнуть обещали,
И клятву верности сдержали
    Мы в бородинский бой. 

3 

Что Чесма, Рымник и Полтава?
Я, вспомня, леденею весь, 
 

Там души волновала слава,
Отчаяние было здесь.
Безмолвно мы ряды сомкнули,
Гром грянул, завизжали пули,
    Перекрестился я.
Мой пал товарищ, кровь лилася,
Душа от мщения тряслася,
И пуля смерти понеслася
    Из моего ружья. 

4 

Марш, марш! пошли вперед, и боле
Уж я не помню ничего.
Шесть раз мы уступали поле
Врагу и брали у него.
Носились знамена, как тени,
Я спорил о могильной сени,
    В дыму огонь блестел,
На пушки конница летала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел. 

5 

Живые с мертвыми сравнялись;
И ночь холодная пришла,
И тех, которые остались,
Густою тьмою развела.
И батареи замолчали,
И барабаны застучали,
    Противник отступил:
Но день достался нам дороже!
В душе сказав: помилуй боже!
На труп застывший, как на ложе,
    Я голову склонил. 

6 

И крепко, крепко наши спали
Отчизны в роковую ночь.
Мои товарищи, вы пали! 
 

Но этим не могли помочь.
Однако же в преданьях славы
Всё громче Рымника, Полтавы
    Гремит Бородино.
Скорей обманет глас пророчий,
Скорей небес погаснут очи,
Чем в памяти сынов полночи
    Изгладится оно. 
Источник: Прислал читатель


* * *
Это случилось в последние годы могучего Рима. 
       Царствовал грозный Тиверий и гнал христиан
       беспощадно; 
       Но ежедневно на месте отрубленных ветвей, у древа
       Церкви христовой юные вновь зеленели побеги. 
       В тайной пещере, над Тибром ревущим, скрывался
       в то время
       Праведный старец, в посте и молитве свой век
       доживая; 
       Бог его в людях своей благодатью прославил. 
       Чудный он дар получил: исцелять от недугов телесных
       И от страданий душевных. Рано утром, однажды, 
       Горько рыдая, приходит к нему старуха простого
       Звания, с нею и муж ее, грусти безмолвной исполнен. 
       Просит она воскресить ее дочь, внезапно во цвете
       Девственной жизни умершую... - "Вот уж два дня
       и две ночи, - 
       Так она говорила, - мы наших богов неотступно
       Молим во храмах и жжем ароматы на мраморе
       хладном, 
       Золото сыплем жрецам их и плачем... но всё
       бесполезно! 
       Если б знал ты Виргинию нашу, то жалость
       стеснила б
       Сердце твое, равнодушное к прелестям мира: как
       часто
       Дряхлые старцы, любуясь на белые плечи, 
       волнистые кудри, 
       На темные очи ее, молодели; юноши страстным
       Взором ее провожали, когда, напевая простую
       Песню, амфору держа над головой, осторожно
       тропинкой
       К Тибру спускалась она за водою, иль в пляске
       Перед домашним порогом, подруг побеждала
       искусством, 
       Звонким ребяческим смехом родительский слух
       утешая. 
       Только в последнее время приметно она изменилась: 
       Игры наскучили ей, и взор отуманился думой, 
       Из дома стала она уходить до зари, возвращаясь
       Вечером темным, и ночи без сна проводила. При
       свете
       Поздней лампады я видела раз, как она, на коленах, 
       Тихо, усердно и долго молилась... кому?.. 
       неизвестно... 
       Созвали мы стариков и родных для совета; решили... 
       ............................
Источник: Прислал читатель


Главная библиотека поэзии