Федор Тютчев
 все об авторе
Примечание: Потому что эти произведения взяты из других источников, я не ручаюсь за их достоверность. Выверенные тексты находятся на заглавной странице автора. По мере сверки с достоверными источниками, эти стихотворения будут переводится в основной раздел.
Содержание:

14 декабря 1825
[Из "Эрнани" В. Гюго]
Probleme
Бедный Лазарь, Ир убогой...
В те дни кроваво-роковые...
Весеннее успокоение
Весна
Вечер мглистый и ненастный...
Вот арфа ее в обычаином углу...
Враг отрицательности узкой...
Все бешеней буря, все злее и злей...
Высокого предчувствия...
Гектор и андромаха
Давно ль, давно ль, о Юг блаженный...
Двум сестрам
Друг, откройся предо мною...
Душой весны природа ожила...
Едва мы вышли из Трезенских врат...
Еще шумел веселый день...
Живым сочувствием привета...
Заветный кубок
Закралась в сердце грусть, и смутно...
Звучит, как древле, пред тобою...
И опять звезда ныряет...
Итальянская весна
Как бестолковы числа эти...
Как насаждения Петрова...
Как порою светлый месяц...
Когда свершится искупленье...
Когда, что звали мы своим...
Когда-то я была майором...
Кораблекрушение
     Куда сомнителен мне твой...
Мир и согласье между нас...
На возвратном пути
На камень жизни роковой...
На новый, 1816 год
Над Россией распростертой...
Над этой темною толпой...
Неверные преодолев пучины...
Недаром русские ты с детства помнил звуки...
Нет, карлик мой! Трус беспримерный!..
Нет, мера есть долготерпенью...
Ночной момент
Ночные мысли
Олегов щит
Он прежде мирный был казак...
Пала царственная Троя...
Песнь радости
Печати русской доброхоты...
Послание Горация к меценату
Послание к А. В. Шереметеву
Пришлося кончить жизнь в овраге...
С чужой стороны
Сей день, я помню, для меня...
Там, где на высоте обрыва...
Тогда лишь в полном торжестве...
Тут целый мир, живой, разнообразный...
Ты зрел его в кругу большого света...
Ты ль это, Неман величавый?..
У Музы есть различные пристрастья...
Уж третий год беснуются языки...
Хотел бы я, чтобы в своей могиле...
Через ливонские я проезжал поля...
Что юный год дает цветам...
Яркий снег сиял в долине...
* * *
Уж третий год беснуются языки,
Вот и весна - и с каждою весной,
Как в стае диких птиц перед грозой,
Тревожней шум, разноголосней крики.

В раздумье тяжком князи и владыки
И держат вожжи трепетной рукой,
Подавлен ум зловещею тоской -
Мечты людей, как сны больного, дики.

Но с нами Бог! Сорвавшися со дна,
Вдруг, одурев, полна грозы и мрака,
Стремглав на нас рванулась глубина,-

Но твоего не помутила зрака!..
Ветр свирепел. Но... "Да не будет тако!" -
Ты рек,- и вспять отхлынула волна.
Источник: Бессрочная ссылка


* * *
Над Россией распростертой
Встал внезапною грозой
Петр, по прозвищу четвертый,
Аракчеев же второй.
<1866 или 1867>

Источник: Прислал читатель


* * *

Закралась в сердце грусть, и смутно
Я вспомянул о старине:
Тогда все было так уютно
И люди жили как во сне.

А нынче мир весь как распался:
Все кверху дном, все сбились с ног,—
Господь Бог на небе скончался,
И в аде сатана издох.

Живут как нехотя на свете,
Везде брюзга, везде раскол,—
Не будь крохи любви в предмете,
Давно б из мира вон ушел.
<1826-1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Когда свершится искупленье
И озарится вновь Восток,—
О, как поймут тогда значенье
Великолепных этих строк!

Как первый яркий луч денницы,
Коснувшись, их воспламенит
И эти вещие страницы
Озолотит и освятит!

И в излиянье чувств народных,
Как Божья чистая роса,
Племен признательно-свободных
На них затеплится слеза!

На них записана вся повесть
О том, что было и что есть;
Изобличив Европы совесть,
Они спасли России честь!
5 декабря 1867

Источник: Прислал читатель


* * *

Живым сочувствием привета
С недостижимой высоты,
О, не смущай, молю, поэта!
Не искушай его мечты!

Всю жизнь в толпе людей затерян,
Порой доступен их страстям,
Поэт, я знаю, суеверен,
Но редко служит он властям.

Перед кумирами земными
Проходит он, главу склонив,
Или стоит он перед ними
Смущен и гордо-боязлив.

Но если вдруг живое слово
С их уст, сорвавшись, упадет
И сквозь величия земного
Вся прелесть женщины мелькнет,

И человеческим сознаньем
Их всемогущей красоты
Вдруг озарятся, как сияньем,
Изящно-дивные черты,—

О, как в нем сердце пламенеет!
Как он восторжен, умилен!
Пускай служить он не умеет,—
Боготворить умеет он!
1840

Источник: Прислал читатель


ПОСЛАНИЕ К А. В. ШЕРЕМЕТЕВУ

Насилу добрый гений твой,
Мой брат по крови и по лени,
Увел тебя под кров родной
От всех маневров и учений,
Казарм, тревог и заточений,
От жизни мирно-боевой.
В кругу своих, в халате, дома
И с службой согласив покой,
Ты праздный меч повесил свой
В саду героя-агронома.
Но что ж? Ты мог ли на просторе
Мечте любимой изменить?
Ты знаешь, друг, что праздность — горе,
Коль не с кем нам ее делить.
Прими ж мой дружеский совет
(Оракул говорил стихами
И убеждал, бывало, свет):
Между московскими красами
Найти легко, сомненья нет,
Красавицу в пятнадцать лет
С умом, душою и душами.
Оставь на время плуг Толстого,
Забудь химеры и чины,
Женись и в полном смысле слова
Будь адъютант своей жены.
Тогда предамся вдохновенью,
Разбудит Музу Гименей,
Своей пожертвую я ленью,
Лишь ты свою преодолей!
Январь 1823

Источник: Прислал читатель


* * *

Там, где на высоте обрыва
Воздушно-светозарный храм
Уходит ввыспрь — очам на диво,
Как бы парящий к небесам;
Где Первозванного Андрея
Еще поднесь сияет крест,
На небе киевском белея,
Святой, блюститель этих мест,—

К стопам его свою обитель
Благоговейно прислоня,
Живешь ты там — не праздный житель,—
На склоне трудового дня.
И кто бы мог без умиленья
И ныне не почтить в тебе
Единство жизни и стремленья
И твердость стойкую в борьбе?

Да, много, много испытаний
Ты перенес и одолел...
Живи ж не в суетном сознанье
Заслуг своих и добрых дел;
Но для любви, но для примера,
Да убеждаются тобой,
Что может действенная вера
И мысли неизменный строй.
Август 1869

Источник: Прислал читатель


* * *

Враг отрицательности узкой,
Всегда он в уровень шел с веком:
Он в человечестве был русский,
В науке был он человеком.
29 декабря 1871

Источник: Прислал читатель


[ИЗ "ЭРНАНИ" В. ГЮГО]

Великий Карл, прости!- Великий, незабвенный,
Не сим бы голосом тревожить эти стены —
И твой бессмертный прах смущать, о исполин,
Жужжанием страстей, живущих миг один!
Сей европейский мир, руки твоей созданье!..
Как он велик, сей мир! Какое обладанье!..
С двумя избранными вождями над собой —
И весь багрянородный сонм — под их стопой!..
Все прочие державы, власти и владенья —
Дары наследия, случайности рожденья,—
Но папу, кесаря сам Бог земле дает,
И Промысл через них нас случаем блюдет.
Так соглашает он устройство и свободу!
Вы все, позорищем служащие народу,
Вы, курфюрсты, вы, кардиналы, сейм, синклит,—
Вы все ничто! Господь решит, Господь велит!..
Родись в народе мысль, зачатая веками,
Сперва растет в тени и шевелит сердцами —
Вдруг воплотилася и увлекла народ!..
Князья куют ей цепь и зажимают рот,
Но день ее настал,— и смело, величаво
Она вступила в сейм, явилась средь конклава,
И, с скипетром с руках иль митрой на челе,
Пригнула все главы венчанные к земле...
Так папа с кесарем всесильны — все земное
Лишь ими и чрез них. Как таинство живое
Явило небо их земле,— и целый мир —
Народы и цари — им отдан был на пир!..
Их воля строит мир и зданье замыкает,
Творит и рушит.- Сей решит, тот рассекает.
Сей Истина, тот Сила — в них самих
Верховный их закон, другого нет для них!..
Когда из алтаря они исходят оба —
Тот в пурпуре, а сей в одежде белой гроба —
Мир, цепенея, зрит в сиянье торжества
Сию чету, сии две полы Божества!..
И быть одним из них, одним! О, посрамленье
Не быть им!.. и в груди питать сие стремленье!
О, как, как счастлив был почивший в сем гробу
Герой! Какую Бог послал ему судьбу!
Какой удел! и что ж? Его сия могила.
Так вот куда идет — увы!- все то, что было
Законодатель, вождь, правитель и герой,
Гигант, все времена превысивший главой!
Как тот, кто в жизни был Европы всей владыкой,
Чье титло было кесарь, имя Карл Великий,
Из славимых имен славнейшее поднесь,
Велик — велик, как мир,— а все вместилось здесь!
Ищи ж владычества и взвесь пригоршни пыли
Того, кто все имел, чью власть как Божью чтили.
Наполни грохотом всю землю, строй, возвысь
Свой столп до облаков, все выше, высь на высь —
Хотя б бессмертных звезд твоя коснулась слава,
Но вот ее предел!.. О царство, о держава,
О, что вы? все равно — не власти ль жажду я?
Мне тайный глас сулит: твоя она — моя —
О, если бы моя! Свершится ль предвещанье?-
Стоять на высоте и замыкать созданье,
На высоте — один — меж небом и землей
И видеть целый мир в уступах под собой:
Сперва цари, потом — на степенях различных —
Старейшины домов удельных и владычных,
Там доги, герцоги, церковные князья,
Там рыцарских чинов священная семья,
Там духовенство, рать, а там, в дали туманной,
На самом дне — народ, несчетный, неустанный,
Пучина, вал морской, терзающий свой брег,
Стозвучный гул, крик, вопль, порою горький смех,
Таинственная жизнь, бессмертное движенье,
Где, что ни брось во глубь, и все они в броженье —
Зерцало грозное для совести царей,
Жерло, где гибнет трон, всплывает мавзолей!
О, сколько тайн для нас в Твоих пределах темных!
О, сколько царств на дне — как остовы огромных
Судов, свободную теснивших глубину,
Но Ты дохнул на них — и груз пошел ко дну!
И мой весь этот мир, и я схвачу без страха
Мироправленья жезл! Кто я? Исчадье праха!
<1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Нет, мера есть долготерпенью,
Бесстыдству также мера есть!..
Клянусь его венчанной тенью,
Не все же можно перенесть!

И как не грянет отовсюду
Один всеобщий клич тоски:
Прочь, прочь австрийского Иуду
От гробовой его доски!

Прочь с их предательским лобзаньем
И весь апостольский их род
Будь заклеймен одним прозваньем:
Искариот, Искариот!
1 марта 1855

Источник: Прислал читатель


* * *

Как насаждения Петрова
В Екатерининской долине
Деревья пышно разрослись —
Так насаждаемое ныне
Здесь русское живое слово
Расти и глубже коренись.
Май 1869

Источник: Прислал читатель


ВЕСНА

           Посвящается друзьям

Любовь земли и прелесть года,
Весна благоухает нам!-
Творенью пир дает природа,
Свиданья пир дает сынам!..

Дух жизни, силы и свободы
Возносит, обвевает нас!..
И радость в душу пролилась,
Как отзыв торжества природы,
Как Бога животворный глас!..

Где вы, Гармонии сыны?..
Сюда!.. и смелыми перстами
Коснитесь дремлющей струны,
Нагретой яркими лучами
Любви восторга и весны!..

Как в полном, пламенном расцвете,
При первом утра юном свете,
Блистают розы и горят;
Как зефир в радостном полете
Их разливает аромат,—

Так разливайся, жизни сладость,
Певцы!.. за вами по следам!..
Так порхай наша, други, младость
По светлым счастия цветам!..

Вам, вам сей бедный дар признательной любви,
Цветок простой, не благовонный,
Но вы, наставники мои,
Вы примите его с улыбкой благосклонной.
Так слабое дитя, любви своей в залог,
Приносит матери на лоно
В лугу им сорванный цветок!..
<1821>

Источник: Прислал читатель


ДВУМ СЕСТРАМ

Обеих вас я видел вместе —
И всю тебя узнал я в ней...
Та ж взоров тихость, нежность гласа,
Та ж прелесть утреннего часа,
Что веяла с главы твоей!

И все, как в зеркале волшебном,
Все обозначилося вновь:
Минувших дней печаль и радость,
Твоя утраченная младость,
Моя погибшая любовь!
<1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Он прежде мирный был казак,
Теперь он попечитель дикий;
Филиппов сын — положим, так,
А все не Александр Великий.
<1861>

Источник: Прислал читатель


* * *

Над этой темною толпой
Непробужденного народа
Взойдешь ли ты когда, Свобода,
Блеснет ли луч твой золотой7..

Блеснет твой луч и оживит,
И сон разгонит и туманы...
Но старые, гнилые раны,
Рубцы насилий и обид,

Растленье душ и пустота,
Что гложет ум и в сердце ноет,—
Кто их излечит, кто прикроет?..
Ты, мирта чистая Христа...
4 августа 1855

Источник: Прислал читатель


* * *

Давно ль, давно ль, о Юг блаженный,
Я зрел тебя лицом к лицу —
И ты, как бог разоблаченный,
Доступен был мне, пришлецу?..
Давно ль — хотя без восхищенья,
Но новых чувств недаром полн —
И я заслушивался пенья
Великих Средиземных волн!

И песнь их, как во время оно,
Полна гармонии была,
Когда из их родного лона
Киприда светлая всплыла...
Они все те же и поныне —
Все так же блещут и звучат;
По их лазоревой равнине
Святые призраки скользят.

Но я, я с вами распростился —
Я вновь на Север увлечен...
Вновь надо мною опустился
Его свинцовый небосклон...
Здесь воздух колет. Снег обильный
На высотах и в глубине —
И холод, чародей всесильный,
Один здесь царствует вполне.

Но там, за этим царством вьюги,
Там, там, на рубеже земли,
На золотом, на светлом Юге,
Еще я вижу вас вдали:
Вы блещете еще прекрасней,
Еще лазурней и свежей —
И говор ваш еще согласней
Доходит до души моей!
Декабрь 1837

Источник: Прислал читатель


* * *

Яркий снег сиял в долине,—
Снег растаял и ушел;
Вешний злак блестит в долине,—
Злак увянет и уйдет.

Но который век белеет
Там, на высях снеговых?
А заря и ныне сеет
Розы свежие на них!..
<1836>

Источник: Прислал читатель


* * *

Вот арфа ее в обычаином углу,
Гвоздики и розы стоят у окна,
Полуденный луч задремал на полу:
Условное время! Но где же она?

О, кто мне поможет шалунью сыскать,
Где, где приютилась сильфида моя?
Волшебную близость, как бы благодать,
Разлитую в воздухе, чувствую я.

Гвоздики недаром лукаво глядят,
Недаром, о розы, на ваших листах
Жарчее румянец, свежей аромат:
Я понял, кто скрылся, зарылся в цветах!

Не арфы ль твоей мне послышался звон?
В струнах ли мечтаешь укрыться златых?
Металл содрогнулся, тобой оживлен,
И сладостный трепет еще не затих.

Как пляшут пылинки в полдневных лучах,
Как искры живые в родимом огне!
Видал я сей пламень в знакомых очах,
Его упоенье известно и мне.

Влетел мотылек, и с цветка на другой,
Притворно-беспечный, он начал порхать.
О, полно кружиться, мой гость дорогой!
Могу ли, воздушный, тебя не узнать?
<1828>

Источник: Прислал читатель


* * *

Ты зрел его в кругу большого света —
То своенравно-весел, то угрюм,
Рассеян, дик иль полон тайных дум,
Таков поэт — и ты презрел поэта!

На месяц взглянь: весь день, как облак тощий,
Он в небесах едва не изнемог,—
Настала ночь — и, светозарный бог,
Сияет он над усыпленной рощей!
<1829-1830>

Источник: Прислал читатель


14 ДЕКАБРЯ 1825

Вас развратило Самовластье,
И меч его вас поразил,—
И в неподкупном беспристрастье
Сей приговор Закон скрепил.
Народ, чуждаясь вероломства,
Поносит ваши имена —
И ваша память от потомства,
Как труп в земле, схоронена.

О жертвы мысли безрассудной,
Вы уповали, может быть,
Что станет вашей крови скудной,
Чтоб вечный полюс растопить!
Едва, дымясь, она сверкнула
На вековой громаде льдов,
Зима железная дохнула —
И не осталось и следов.
<1826, не ранее августа>

Источник: Прислал читатель


* * *

Звучит, как древле, пред тобою
Светило дня в строю планет
И предначертанной стезею,
Гремя, свершает свой полет!
Ему дивятся серафимы,
Но кто досель его постиг?
Как в первый день, непостижимы
Дела, Всевышний, рук Твоих!

И быстро, с быстротой чудесной,
Кругом вратится шар земной,
Меняя тихий свет небесный
С глубокой ночи темнотой.
Морская хлябь гремит валами
И роет каменный свой брег,
И бездну вод с ее скалами
Земли уносит быстрый бег!

И беспрерывно бури воют,
И землю с края в край метут,
И зыбь гнетут, и воздух роют,
И цепь таинственную вьют.
Вспылал предтеча-истребитель,
Сорвавшись с тучи, грянул гром,
Но мы во свете, Вседержитель,
Твой хвалим день и мир поем.
Тебе дивятся серафимы!
Тебе гремит небес хвала!
Как в первый день, непостижимы,
Господь! руки Твоей дела!

  II

"Кто звал Меня?"
  "О страшный вид!"
"Ты сильным и упрямым чаром
Мой круг волшебный грыз недаром —
И днесь..."
  "Твой взор меня мертвит!"
"Не ты ль молил, как исступленный,
Да узришь лик и глас услышишь Мой?
Склонился Я на клич упорный твой,
И се предстал! Какой же страх презренный
Вдруг овладел, титан, твоей душой?..
Та ль эта грудь, чья творческая сила
Мир целый создала, взлелеяла, взрастила
И, в упоении отваги неземной,
С неутомимым напряженьем
До нас, духов, возвыситься рвалась?
Ты ль это, Фауст? И твой ли был то глас,
Теснившийся ко Мне с отчаянным моленьем?
Ты, Фауст? Сей бедный, беспомощный прах,
Проникнутый насквозь Моим дхновеньем,
Во всех души своей дрожащий глубинах?.."
 "Не удручай сим пламенным презреньем
Главы моей! Не склонишь ты ея!
Так, Фауст я, дух, как ты! твой равный я!.."
 "Событий бурю и вал судеб
  Вращаю Я,
  Воздвигаю Я,
Вею здесь, вею там, и высок и глубок!
 Смерть и Рождение, Воля и Рок,
  Волны в боренье,
  Стихии во пренье,
  Жизнь в измененье —
  Вечный, единый поток!..
Так шумит на стану Моем ткань роковая,
И Богу прядется риза живая!"
 "Каким сродством неодолимым,
Бессмертный дух! влечешь меня к себе!"
 "Лишь естеством, тобою постижимым,
Подобен ты — не Мне!.."

  III

Чего вы от меня хотите,
Чего в пыли вы ищете моей,
Святые гласы, там звучите,
Там, где сердца и чище и нежней.
Я слышу весть — но веры нет для ней!
О вера, вера, мать чудес родная,
Дерзну ли взор туда поднять,
Откуда весть летит благая!
Ах, но к нему с младенчества привычный,
Сей звук родимый, звук владычный,—
Он к бытию манит меня опять!
Небес, бывало, лобызанье
Срывалось на меня в воскресной тишине,
Святых колоколов я слышал содроганье
В моей душевной глубине,
И сладостью живой была молитва мне!
Порыв души в союзе с небесами
Меня в леса и долы уводил —
И, обливаясь теплыми слезами,
Я новый мир себе творил.
Про игры юности веселой,
Про светлую весну благовестил сей глас —
Ах, и в торжественный сей час
Воспоминанье их мне душу одолело!
Звучите ж гласы, вторься, гимн святой!
Слеза бежит! Земля, я снова твой!

  IV

Зачем губить в унынии пустом
Сего часа благое достоянье?
Смотри, как хижины с их зеленью кругом
Осыпало вечернее сиянье.
День пережит, и к небесам иным
Светило дня несет животворенье.
О, где крыло, чтоб звиться вслед за ним,
Прильнуть к его лучам, следить его теченье?
У ног моих лежит прекрасный мир
И, вечно вечереющий, смеется...
Все выси в зареве, во всех долинах мир,
Сребристый ключ в златые реки льется.
Над цепью диких гор, лесистых стран
Полет богоподобный веет,
И уж вдали открылся и светлеет
С заливами своими океан.
Но светлый бог главу в пучины клонит,
И вдруг крыла таинственная мощь
Вновь ожила и вслед за уходящим гонит,
И вновь душа в потоках света тонет.
Передо мною день, за мною нощь.
В ногах равнина вод, и небо над главою.
Прелестный сон!.. и суетный!.. прости!..
К крылам души, парящим над землею,
Не скоро нам телесные найти.
Но сей порыв, сие и ввыспрь и вдаль стремленье,
Оно природное внушенье,
У всех людей оно в груди...
И оживает в нас порою,
Когда весной, над нашей головою,
Из облаков песнь жавронка звенит,
Когда над крутизной лесистой
Орел, ширяяся, парит,
Поверх озер иль степи чистой
Журавль на родину спешит.

  V

Державный Дух! Ты дал мне, дал мне все,
О чем молил я! Не вотще ко мне
Склонил в лучах сияющий свой лик!
Дал всю природу во владенье мне
И вразумил ее любить. Ты дал мне
Не гостем праздно-изумленным быть
На пиршестве у ней, но допустил
Во глубину груди ее проникнуть,
Как в сердце друга! Земнородных строй
Провел передо мной и научил —
В дуброве ль, в воздухе иль в лоне вод —
В них братий познавать и их любить!
Когда ж в бору скрыпит и свищет буря,
Ель-великан дерев соседних с треском
Крушит в паденье ветви, глухо гул
Встает окрест и, зыблясь, стонет холм,
Ты в мирную ведешь меня пещеру,
И самого меня являешь ты
Очам души моей — и мир ее,
Чудесный мир, разоблачаешь мне!
Подымется ль, все услаждая, месяц
В сиянье кротком, и ко мне летят
С утеса гор, с увлаженного бора
Сребристые веков минувших тени
И строгую утеху созерцанья
Таинственным влияньем умиляют!
<1829-1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Вечер мглистый и ненастный...
Чу, не жаворонка ль глас?..
Ты ли, утра гость прекрасный,
В этот поздний, мертвый час?..
Гибкий, резвый, звучно-ясный,
В этот мертвый, поздний час,
Как безумья смех ужасный,
Он всю душу мне потряс!..
<1835>

Источник: Прислал читатель


* * *

В те дни кроваво-роковые,
Когда, прервав борьбу свою,
В ножны вложила меч Россия —
Свой меч, иззубренный в бою, —
Он волей призван был державной
Стоять на страже,— и он стал,
И бой отважный, бой неравный
Один с Европой продолжал.

И вот двенадцать лет уж длится
Упорный поединок тот;
Иноплеменный мир дивится,
Одна лишь Русь его поймет.
Он первый угадал, в чем дело,
И им впервые русский дух
Союзной силой признан смело,—
И вот венец его заслуг.
13 июня 1867

Источник: Прислал читатель


* * *

У Музы есть различные пристрастья,
Дары ее даются не равно;
Стократ она божественнее счастья,
Но своенравна, как оно.

Иных она лишь на заре лелеет,
Целует шелк их кудрей молодых,
Но ветерок чуть жарче лишь повеет —
И с первым сном она бежит от них.

Тем у ручья, на луговине тайной,
Нежданная, является порой,
Порадует улыбкою случайной,
Но после первой встречи нет второй!

Не то от ней присуждено вам было:
Вас юношей настигнув в добрый час,
Она в душе вас крепко полюбила
И долго всматривалась в вас.

Досужая, она не мимоходом
Пеклась о вас, ласкала, берегла,
Растила ваш талант, и с каждым годом
Любовь ее нежнее все была.

И как с годами крепнет, пламенея,
Сок благородный виноградных лоз,—
И в кубок ваш все жарче и светлее
Так вдохновение лилось.

И никогда таким вином, как ныне,
Ваш славный кубок венчан не бывал.
Давайте ж, князь, подымем в честь богине
Ваш полный, пенистый фиал!

Богине в честь, хранящей благородно
Залог всего, что свято для души,
Родную речь... расти она свободно
И подвиг свой великий доверши!

Потом мы все, в молитвенном молчанье
Священные поминки сотворим,
Мы сотворим тройное возлиянье
Трем незабвенно-дорогим.

Нет отклика на голос, их зовущий,
Но в светлый праздник ваших именин
Кому ж они не близки, не присущи —
Жуковский, Пушкин, Карамзин!

Так верим мы, незримыми гостями
Теперь они, покинув горний мир,
Сочувственно витают между нами
И освящают этот пир.

За ними, князь, во имя Музы вашей,
Подносим вам заздравное вино,
И долго-долго в этой светлой чаше
Пускай кипит и искрится оно!..
Февраль 1861

Источник: Прислал читатель


* * *

Друг, откройся предо мною —
Ты не призрак ли какой,
Как выводит их порою
Мозг поэта огневой!..

Нет, не верю: этих щечек,
Этих глазок милый свет,
Этот ангельский роточек —
Не создаст сего поэт.

Василиски и вампиры,
Конь крылат и змий зубаст —
Вот мечты его кумиры,—
Их творить поэт горазд.

Но тебя, твой стан эфирный,
Сих ланит волшебный цвет,
Этот взор лукаво-смирный —
Не создаст сего поэт.
<1823-1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Как порою светлый месяц
Выплывает из-за туч,—
Так, один, в ночи былого
Светит мне отрадный луч.

Все на палубе сидели,
Вдоль по Реину неслись,
Зеленеющие брега
Перед нами раздались.

И у ног прелестной дамы
Я в раздумий сидел,
И на милом, бледном лике
Тихий вечер пламенел.

Дети пели, в бубны били,
Шуму не было конца,
И лазурней стало небо,
И просторнее сердца.

Сновиденьем пролетали
Горы, замки на горах —
И светились, отражаясь,
В милых спутницы очах.
<1827-1829>

Источник: Прислал читатель


* * *

Высокого предчувствия
Порывы и томленье,
Души, господства жаждущей,
Кипящее стремленье
И замыслов событие
Несбыточных, как сон,—

Все испытал он!- счастие,
Победу, заточенье,
И все судьбы пристрастие,
И все ожесточенье! —
Два раза брошен был во прах
И два раза на трон!..

Явился: два столетия
В борении жестоком,
Его узрев, смирились вдруг,
Как пред всесильным роком.
Он повелел умолкнуть им
И сел меж них судьей!

Исчез — и в ссылке довершил
Свой век неимоверный —
Предмет безмерной зависти
И жалости безмерной,
Предмет вражды неистовой,
Преданности слепой!..

Как над главою тонущих
Растет громадой пенной
Сперва игравший ими вал —
И берег вожделенный
Вотще — очам трепещущим
Казавший свысока,—

Так память над душой его,
Скопившись, тяготела!..
Как часто высказать себя
Душа сия хотела,
И, обомлев, на лист начатый
Вдруг падала рука!

Как часто пред кончиной дня —
Дня безотрадной муки,—
Потупив молнии очей,
Крестом сложивши руки,
Стоял он — и минувшее
Овладевало им!..

Он зрел в уме: подвижные
Шатры, равнины боев,
Рядов пехоты длинный блеск,
Потоки конных строев —
Железный мир и дышащий
Велением одним!..

О, под толиким бременем
В нем сердце истомилось
И дух упал... Но сильная
К нему рука спустилась —
И к небу, милосердая,
Его приподняла!..
<Конец 1820-х гг.>

Источник: Прислал читатель


С ЧУЖОЙ СТОРОНЫ

      Из Гейне

На севере мрачном, на дикой скале
 Кедр одинокий под снегом белеет,
И сладко заснул он в инистой мгле,
 И сон его вьюга лелеет.
Про юную пальму все снится ему,
 Что в дальних пределах Востока,
Под пламенным небом, на знойном холму
 Стоит и цветет, одинока...
<1823-1824>

Источник: Прислал читатель


* * *

Едва мы вышли из Трезенских врат,
Он сел на колесницу, окруженный
Своею, как он сам, безмолвной стражей.
Микенскою дорогой ехал он,
Отдав коням в раздумий бразды.
Сии живые, пламенные кони,
Столь гордые в обычном их пылу,
Днесь, с головой поникшей, мрачны, тихи,
Казалося, согласовались с ним.
Вдруг из морских пучин исшедший крик
Смутил вокруг воздушное молчанье,
И в ту ж минуту страшный некий голос
Из-под земли ответствует стенаньем.
В груди у всех оледенела кровь,
И дыбом стала чутких тварей грива.
Но вот, белея над равниной влажной,
Подъялся вал, как снежная гора,—
Возрос, приближился, о брег расшибся
И выкинул чудовищного зверя.
Чело его ополчено рогами,
Хребет покрыт желтистой чешуей.
Ужасный вол, неистовый дракон,
В бесчисленных изгибах вышел он.
Брег, зыблясь, стонет от его рыканья;
День, негодуя, светит на него;
Земля подвиглась; вал, его извергший,
Как бы объятый страхом, хлынул вспять.
Все скрылося, ища спасенья в бегстве,—
Лишь Ипполит, героя истый сын,
Лишь Ипполит, боязни недоступный,
Остановил коней, схватил копье
И, меткою направив сталь рукою,
Глубокой язвой зверя поразил.
Взревело чудо, боль копья почуя,
Беснуясь, пало под ноги коням,
И, роя землю, из кровавой пасти
Их обдало и смрадом и огнем!
Страх обуял коней — они помчались,
Не слушаясь ни гласа, ни вожжей,—
Напрасно с ними борется возница,
Они летят, багря удила пеной;
Бог некий, говорят, своим трезубцем
Их подстрекал в дымящиеся бедра...
Летят по камням, дебрям... ось трещит
И лопнула... Бесстрашный Ипполит
С изломанной, разбитой колесницы
На землю пал, опутанный вожжами,—
Прости слезам моим!.. сей вид плачевный
Бессмертных слез причиной будет мне!
Я зрел, увы! как сына твоего
Влекли, в крови, им вскормленные кони!
Он кличет их... но их пугает клик —
Бегут, летят с истерзанным возницей.
За ним вослед стремлюся я со стражей,—
Кровь свежая стезю нам указует.
На камнях кровь... на терниях колючих
Клоки волос кровавые повисли...
Наш дикий вопль равнину оглашает!
Но наконец неистовых коней
Смирился пыл... они остановились
Вблизи тех мест, где прадедов твоих
Прах царственный в гробах почиет древних!..
Я прибежал, зову... с усильем тяжким
Он, вежды приподняв, мне подал руку:
"Всевышних власть мой век во цвете губит.
Друг, не оставь Ариции моей!
Когда ж настанет день, что мой родитель,
Рассеяв мрак ужасной клеветы,
В невинности сыновней убедится,
О, в утешенье сетующей тени,
Да облегчит он узнице своей
Удел ее!.. Да возвратит он ей..."
При сих словах героя жизнь угасла,
И на руках моих, его державших,
Остался труп, свирепо искаженный,
Как знаменье богов ужасной кары,
Не распознаемый и для отцовских глаз!
<Конец 1820-х гг.>

Источник: Прислал читатель


* * *

"Все бешеней буря, все злее и злей,
Ты крепче прижмися к груди моей".
"О милый, милый, небес не гневи,
Ах, время ли думать о грешной любви!"
"Мне сладок сей бури порывистый глас,
На ложе любви он баюкает нас".
"О, вспомни про море, про бедных пловцов,
Господь милосердый, будь бедным покров!"
"Пусть там, на раздолье, гуляет волна,
В сей мирный приют не ворвется она".
"О милый, умолкни, о милый, молчи,
Ты знаешь, кто на море в этой ночи?!"
И голос стенящий дрожал на устах,
И оба, недвижны, молчали впотьмах.
Гроза приутихла, ветер затих,
Лишь маятник слышен часов стенных,—
Но оба, недвижны, молчали впотьмах,
Над ними лежал таинственный страх...
Вдруг с треском ужасным рассыпался гром,
И дрогнул в основах потрясшийся дом.
Вопль детский раздался, отчаян и дик,
И кинулась мать на младенческий крик.
Но в детский покой лишь вбежала она,
Вдруг грянулась об пол, всех чувств лишена.
Под молнийным блеском, раздвинувшим мглу,
Тень мужа над люлькой сидела в углу.
<1831-1836>

Источник: Прислал читатель


ГЕКТОР И АНДРОМАХА

  А н д р о м а х а

Снова ль, Гектор, мчишься в бурю брани,
Где с булатом в неприступной длани
Мстительный свирепствует Пелид?..
Кто же призрит Гекторова сына,
Кто научит долгу властелина,
Страх к богам в младенце поселит?..

  Г е к т о р

Мне ль томиться в тягостном покое?..
Сердце жаждет прохлажденья в бое,
 Мести жаждет за Пергам!..
Древняя отцов моих обитель!
Я паду!.. но, родины спаситель,
Сниду весел к Стиксовым брегам...

  А н д р о м а х а

Суждено ль мне в сих чертогах славы
Видеть меч твой праздный и заржавый?-
Осужден ли весь Приамов род?..
Скоро там, где нет любви и света,—
Там, где льется сумрачная Лета,
Скоро в ней любовь твоя умрет!..

  Г е к т о р

Все души надежды, все порывы,—
Все поглотят воды молчаливы, —
 Но не Гектора любовь!..
Слышишь?.. Мчатся... Пламя пышет боя!.
Час ударил!.. Сын, супруга, Троя!..
Бесконечна Гектора любовь!..
<1822>

Источник: Прислал читатель


ПОСЛАНИЕ ГОРАЦИЯ К МЕЦЕНАТУ,
В КОТОРОМ ПРИГЛАШАЕТ ЕГО
К СЕЛЬСКОМУ ОБЕДУ

Приди, желанный гость, краса моя и радость!
Приди,— тебя здесь ждет и кубок круговой,
И розовый венок, и песней нежных сладость!
 Возженны не льстеца рукой,
 Душистый анемон и крины
 Лиют на брашны аромат,
 И полные плодов корзины
 Твой вкус и зренье усладят.
Приди, муж правоты, народа покровитель,
Отчизны верный сын и строгий друг царев,
Питомец счастливый кастальских чистых дев,
 Приди в мою смиренную обитель!
 Пусть велелепные столпы,
 Громады храмин позлащенны
Прельщают алчный взор несмысленной толпы;
Оставь на время град, в заботах погруженный,
Склонись под тень дубрав; здесь ждет тебя покой.
 Под кровом сельского Пената,
Где все красуется, все дышит простотой,
Где чужд холодный блеск и пурпура и злата,—
 Там сладок кубок круговой!
 Чело, наморщенное думой,
 Теряет здесь свой вид угрюмый;
В обители отцов все льет отраду нам!
Уже небесный лев тяжелою стопою.
В пределах зноя стал — и пламенной стезею
 Течет по светлым небесам!..
 В священной рощице Сильвана,
Где мгла таинственна с прохладою слиянна,
Где брезжит сквозь листов дрожащий, тихий свет,
Игривый ручеек едва-едва течет
И шепчет в сумраке с прибрежной осокою;
Здесь в знойные часы, пред рощею густою,
Спит стадо и пастух под сению прохлад,
И в розовых кустах зефиры легки спят.
А ты, Фемиды жрец, защитник беззащитных,
Проводишь дни свои под бременем забот;
И счастье сограждан — благий, достойный плод
 Твоих желаний неусыпных!-
Для них желал бы ты познать судьбы предел;
Но строгий властелин земли, небес и ада
Глубокой, вечной тьмой грядущее одел.
 Благоговейте, персти чада!-
Как! прах земной объять небесное посмеет?
Дерзнет ли разорвать таинственный покров?
Быстрейший самый ум, смутясь, оцепенеет,
И буйный сей мудрец — посмешище богов!-
Мы можем, странствуя в тернистой сей пустыне,
Сорвать один цветок, ловить летящий миг;
 Грядущее не нам — судьбине;
Так предадим его на произвол благих!-
Что время? Быстрый ток, который в долах мирных,
В брегах, украшенных обильной муравой,
 Катит кристалл валов сапфирных;
И по сребру зыбей свет солнца золотой
Играет и скользит; но час — и бурный вскоре,
Забыв свои брега, забыв свой мирный ход,
 Теряется в обширном море,
В безбрежной пустоте необозримых вод!
Но час — и вдруг нависших бурь громады
 Извергли дождь из черных недр;
Потом возвысился, ревет, расторг преграды,
 И роет волны ярый ветр!..
Блажен, стократ блажен, кто может в умиленье,
 Воззревши на Вождя светил,
Текущего почить в Нептуновы владенья,
Кто может, радостный, сказать себе: я жил!
 Пусть завтра тучею свинцовой
Всесильный бог громов вкруг ризою багровой
 Эфир сгущенный облечет,
Иль снова в небесах рассыплет солнца свет,—
Для смертных все равно; и что крылаты годы
 С печального лица земли
В хранилище времен с собою увлекли,
Не пременит того и сам Отец природы.
 Сей мир — игралище Фортуны злой.
Она кичливый взор на шар земной бросает
 И всей Вселенной потрясает
  По прихоти слепой!..
Неверная, меня сегодня осенила;
Богатства, почести обильно мне лиет,
 Но завтра вдруг простерла крыла,
 К другим склоняет свой полет!
Я презрен — не ропщу,— и, горестный свидетель
 И жертва роковой игры,
 Ей отдаю ее дары
 И облекаюсь в добродетель!..
 Пусть бурями увитый Нот
Пучины сланые крутит и воздымает
И черные холмы морских кипящих вод
 С громовой тучею сливает,
  И бренных кораблей
Рвет снасти, все крушит в свирепости своей...
Отчизны мирныя покрытый небесами,
Не буду я богов обременять мольбами;
Но дружба и любовь, среди житейских волн,
Безбедно приведут в пристанище мой челн.
<1819>

Источник: Прислал читатель


* * *

Тут целый мир, живой, разнообразный,
Волшебных звуков и волшебных снов,—
О, этот мир, так молодо-прекрасный,—
     Он стоит тысячи миров.
<1872>

Источник: Прислал читатель


* * *

Неверные преодолев пучины,
Достиг пловец желанных берегов;
И в пристани, окончив бег пустынный,
С веселостью знакомится он вновь!..
Ужель тогда челнок свой многомощный,
Восторженный, цветами не увьет?..
Под блеском их и зеленью роскошной
Следов не скроет мрачных бурь и вод?..

И ты рассек с отважностью и славой
Моря обширные своим рулем, —
И днесь, о друг, спокойно, величаво
Влетаешь в пристань с верным торжеством.
Скорей на брег — и дружеству на лоно
Склони, певец, склони главу свою —
Да ветвию от древа Аполлона
Его питомца я увью!..
14 сентября 1820

Источник: Прислал читатель


КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ

Надежда и любовь — все, все погибло!..
И сам я, бледный, обнаженный труп,
Изверженный сердитым морем,
Лежу на берегу,
На диком, голом берегу!..
Передо мной — пустыня водяная,
За мной лежат и горе и беда,
А надо мной бредут лениво тучи,
Уродливые дщери неба!
Они в туманные сосуды
Морскую черпают волну,
И с ношей вдаль, усталые, влекутся,
И снова выливают в море!..
Нерадостный и бесконечный труд!
И суетный, как жизнь моя!..
 Волна шумит, морская птица стонет!
Минувшее повеяло мне в душу —
Былые сны, потухшие виденья
Мучительно-отрадные встают!
 Живет на севере жена!
Прелестный образ, царственно-прекрасный!
Ее, как пальма, стройный стан
Обхвачен белой сладострастной тканью;
Кудрей роскошных темная волна,
Как ночь богов блаженных, льется
С увенчанной косами головы
И в легких кольцах тихо веет
Вкруг бледного, умильного лица,
И из умильно-бледного лица
Отверсто-пламенное око
Как черное сияет солнце!..
 О черно-пламенное солнце,
О, сколько, сколько раз в лучах твоих
Я пил восторга дикий пламень,
И пил, и млел, и трепетал,—
И с кротостью небесно-голубиной
Твои уста улыбка обвевала,
И гордо-милые уста
Дышали тихими, как лунный свет, речами
И сладкими, как запах роз...
И дух во мне, оживши, воскрылялся
И к солнцу, как орел, парил!..
 Молчите, птицы, не шумите, волны,
Все, все погибло — счастье и надежда,
Надежда и любовь!.. Я здесь один,—
На дикий брег заброшенный грозою,
Лежу простерт — и рдеющим лицом
Сырой песок морской пучины рою!..
<1827-1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Как бестолковы числа эти,
Какой сумбур в календаре;
Теперь зима уж на дворе,
А мне вот довелось во всем ее расцвете,
В ее прелестнейшей поре,
Приветствовать Весну лишь в позднем ноябре.
23 ноября 1872

Источник: Прислал читатель


* * *

Куда сомнителен мне твой,
Святая Русь, прогресс житейский!
Была крестьянской ты избой —
Теперь ты сделалась лакейской.
<1850-е гг.>

Источник: Прислал читатель


* * *

Хотел бы я, чтобы в своей могиле,
Как нынче на своей кушетке, я лежал,
Века бы за веками проходили,
И я бы вас всю вечность слушал и молчал.
<1872>

Источник: Прислал читатель


* * *

Тогда лишь в полном торжестве
В славянской мировой громаде
Строй вожделенный водворится,
Как с Русью Польша помирится,—
А помирятся ж эти две
Не в Петербурге, не в Москве,
А в Киеве и в Цареграде...
1850

Источник: Прислал читатель


НОЧНОЙ МОМЕНТ

Ночной порой в пустыне городской
Есть час один, проникнутый тоской,
Когда на целый город ночь сошла,
И всюду водворилась мгла,
Все тихо и молчит; и вот луна взошла,
И вот при блеске лунной сизой ночи
Лишь нескольких церквей, потерянных вдали,
Блеск золоченых глав, унылый, тусклый зев
Пустынно бьет в недремлющие очи,
И сердце в нас подкидышем бывает,
И так же плачется и так же изнывает,
О жизни и любви отчаянно взывает.
Но тщетно плачется и молится оно:
Все вкруг него и пусто и темно!
Час и другой все длится жалкий стон,
Но наконец, слабея, утихает он.
Апрель 1873

Источник: Прислал читатель


ИТАЛЬЯНСКАЯ ВЕСНА

Благоуханна и светла
Уж с февраля весна в сады вошла,
И вот миндаль мгновенно зацвела,
И белизна всю зелень облила.
Февраль 1873

Источник: Прислал читатель


* * *

Душой весны природа ожила,
И блещет все в торжественном покое:
Лазурь небес, и море голубое,
И дивная гробница, и скала!
Древа кругом покрылись новым цветом,
И тени их, средь общей тишины,
Чуть зыблются дыханием волны
На мраморе, весною разогретом...
Давно ль умолк Перун его побед,
И гул от них стоит доселе в мире.
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
И ум людей великой тенью поли,
А тень его, одна, на бреге диком,
Чужда всему, внимает шуму волн
И тешится морских пернатых криком.
<1828; начало 1850-х гг>

Источник: Прислал читатель


* * *

И опять звезда ныряет
В легкой зыби невских волн,
И опять любовь вверяет
Ей таинственный свой челн.

И меж зыбью и звездою
Он скользит как бы во сне,
И два призрака с собою
Вдаль уносит по волне.

Дети ль это праздной лени
Тратят здесь досуг ночной?
Иль блаженные две тени
Покидают мир земной?

Ты, разлитая как море,
Пышноструйная волна,
Приюти в своем просторе
Тайну скромного челна!
Июль 1850

Источник: Прислал читатель


* * *

Еще шумел веселый день,
Толпами улица блистала,
И облаков вечерних тень
По светлым кровлям пролетала.

И доносилися порой
Все звуки жизни благодатной,—
И все в один сливалось строй,
Стозвучный, шумный и невнятный.

Весенней негой утомлен,
Я впал в невольное забвенье;
Не знаю, долог ли был сон,
Но странно было пробужденье.

Затих повсюду шум и гам,
И воцарилося молчанье —
Ходили тени по стенам
И полусонное мерцанье...

Украдкою в мое окно
Глядело бледное светило,
И мне казалось, что оно
Мою дремоту сторожило.

И мне казалось, что меня
Какой-то миротворный гений
Из пышно-золотого дня
Увлек, незримый, в царство теней.
<1829; 1851>

Источник: Прислал читатель


* * *

Пришлося кончить жизнь в овраге:
Я слаб и стар — нет сил терпеть!
«Пьет, верно»,— скажут о бродяге,
Лишь бы не вздумали жалеть!
Те, уходя, пожмут плечами,
Те бросят гривну бедняку!
Счастливый путь, друзья! Бог с вами!
Я и без вас мой кончить век могу!

Насилу годы одолели,
Знать, люди с голода не мрут.
Авось, я думал, на постели
Они хоть умереть дадут.
Но их больницы и остроги —
Все полно! Силой не войдешь!
Ты вскормлен на большой дороге —
Где жил и рос, старик, там и умрешь.

Я к мастерам ходил сначала,
Хотел кормиться ремеслом.
«С нас и самих работы мало!
Бери суму да бей челом».
К вам, богачи, я потащился,
Грыз кости с вашего стола,
Со псами вашими делился,
Но я, бедняк, вам не желаю зла.

Я мог бы красть, я — Ир убогой,
Но стыд мне руки оковал;
Лишь иногда большой дорогой
Я дикий плод с дерев сбивал...
За то, что нищ был, между вами
Век осужден на сиротство...
Не раз сидел я за замками,
Но солнца свет — кто продал вам его?

Что мне до вас и вашей славы,
Торговли, вольностей, побед?
Вы все передо мной не правы —
Для нищего отчизны нет!
Когда пришлец вооруженный
Наш пышный город полонил,
Глупец, я плакал, раздраженный,
Я клял врага, а враг меня кормил!

Зачем меня не раздавили,
Как ядовитый гад какой?
Или зачем не научили —
Увы!— полезной быть пчелой!
Из ваших, смертные, объятий
Я был извержен с первых лет,
Я в вас благословил бы братий,—
Днесь при смерти бродяга вас клянет!
<1833-1836>

Источник: Прислал читатель


* * *

Ты ль это, Неман величавый?
Твоя ль струя передо мной?
Ты, столько лет, с такою славой,
России верный часовой?..
Один лишь раз, по воле Бога,
Ты супостата к ней впустил —
И целость русского порога
Ты тем навеки утвердил...

Ты помнишь ли былое, Неман?
Тот день годины роковой,
Когда стоял он над тобой,
Он сам — могучий южный демон,
И ты, как ныне, протекал,
Шумя под вражьими мостами,
И он струю твою ласкал
Своими чудными очами?..

Победно шли его полки,
Знамена весело шумели,
На солнце искрились штыки,
Мосты под пушками гремели —
И с высоты, как некий бог,
Казалось, он парил над ними
И двигал всем и все стерег
Очами чудными своими...

Лишь одного он не видал...
Не видел он, воитель дивный,
Что там, на стороне противной,
Стоял Другой — стоял и ждал...
И мимо проходила рать —
Все грозно-боевые лица,
И неизбежная Десница
Клала на них свою печать...

И так победно шли полки,
Знамена гордо развевались,
Струились молнией штыки,
И барабаны заливались...
Несметно было их число —
И в этом бесконечном строе
Едва ль десятое чело
Клеймо минуло роковое...
Сентябрь 1853

Источник: Прислал читатель


НА НОВЫЙ, 1816 ГОД

 Уже великое небесное светило,
 Лиюще с высоты обилие и свет,
 Начертанным путем годичный круг свершило
 И в ново поприще в величии грядет!—
 И се! Одеянный блистательной зарею,
 Пронзив эфирных стран белеющийся свод,
  Слетает с урной роковою
  Младый сын Солнца — Новый год!..

 Предшественник его с лица земли сокрылся,
 И по течению вратящихся времен,
 Как капля в океан, он в вечность погрузился!
 Сей год равно пройдет!.. Устав небес священ...
 О Время! Вечности подвижное зерцало!—
 Все рушится, падет под дланию твоей!..
  Сокрыт предел твой и начало
  От слабых смертного очей!..

 Века рождаются и исчезают снова,
 Одно столетие стирается другим;
 Что может избежать от гнева Крона злого?
 Что может устоять пред грозным богом сим?
 Пустынный ветр свистит в руинах Вавилона!
 Стадятся звери там, где процветал Мемфис!
  И вкруг развалин Илиона
  Колючи терны обвились!..

 А ты, сын роскоши! о смертный
     сладострастный,
 Беспечна жизнь твоя средь праздности и нег
 Спокойно катится!.. Но ты забыл, несчастный:
 Мы все должны узреть Коцита грозный брег!..
 Возвышенный твой сан, льстецы твои и злато
 От смерти не спасут! Ужель ты не видал,
  Сколь часто гром огнекрылатый
  Разит чело высоких скал?..

 И ты еще дерзнул своей рукою жадной
 Отъять насущный хлеб у вдов и у сирот;
 Изгнать из родины семейство безотрадно!..
 Слепец! стезя богатств к погибели ведет!..
 Разверзлась пред тобой подземная обитель!
 О жертва Тартара! о жертва Евменид,
  Блеск пышности твоей, грабитель!
  Богинь сих грозных не пленит!..

 Там вечно будешь зреть секиру изощренну,
 На тонком волоске висящу над главой;
 Покроет плоть твою, всю в язвах изможденну,
 Не ткани пурпурны — червей кипящий рой!..
 Возложишь не на одр растерзанные члены,
 Где б неге льстил твоей приятный мягкий пух,
  Но нет — на жупел раскаленный,—
  И вечный вопль пронзит твой слух!

 Но что? сей страшный сонм! сии кровавы тени
 С улыбкой злобною, они к тебе спешат!..
 Они прияли смерть от варварских гонений!
 От них и ожидай за варварство наград!—
 Страдай, томись, злодей, ты жертва адской
     мести! —
 Твой гроб забвенный здесь покрыла мурава!—
  И навсегда со гласом лести
  Умолкла о тебе молва!
<Конец 1815 — начало 1816>

Источник: Прислал читатель


НОЧНЫЕ МЫСЛИ

 Из Гете

Вы мне жалки, звезды-горемыки!
Так прекрасны, так светло горите,
Мореходцу светите охотно,
Без возмездья от богов и смертных!
Вы не знаете любви — и ввек не знали!
Неудержно вас уводят Оры
Сквозь ночную беспредельность неба
О! какой вы путь уже свершили
С той поры, как я в объятьях милой
Вас и полночь сладко забываю!
<Конец 1820-х — начало 1830-х гг.>

Источник: Прислал читатель


* * *

Нет, карлик мой! Трус беспримерный!..
Ты, как ни жмися, как ни трусь,
Своей душою маловерной
Не соблазнишь Святую Русь...

Иль, все святые упованья,
Все убежденья потреби,
Она от своего призванья
Вдруг отречется для тебя?..

Иль так ты дорог Провиденью,
Так дружен с ним, так заодно,
Что, дорожа твоею ленью,
Вдруг остановится оно?..

Не верь в Святую Русь кто хочет,
Лишь верь она себе самой,—
И Бог победы не отсрочит
В угоду трусости людской.

То, что обещано судьбами
Уж в колыбели было ей,
Что ей завещано веками
И верой всех ее царей,—

То, что Олеговы дружины
Ходили добывать мечом,
То, что орел Екатерины
Уж прикрывал своим крылом,—

Венца и скиптра Византии
Вам не удастся нас лишить!
Всемирную судьбу России —
Нет! вам ее не запрудить!..
Май 1850

Источник: Прислал читатель


* * *

Недаром русские ты с детства помнил звуки
И их сберег в себе сочувствием живым —
Теперь для двух миров, на высоте науки,
Посредником стоишь ты мировым...
<Март 1861>

Источник: Прислал читатель


* * *

Печати русской доброхоты,
Как всеми вами, господа,
Тошнит ее — но вот беда,
Что дело не дойдет до рвоты.
<1868>

Источник: Прислал читатель


ОЛЕГОВ ЩИТ

  1

«Аллах! пролей на нас Твой свет!
Краса и сила правоверных!
Гроза гяуров лицемерных!
 Пророк Твой — Магомет!..»

	 2

«О наша крепость и оплот!
Великий Бог! веди нас ныне,
Как некогда Ты вел в пустыне
 Свой избранный народ!..»

	 _________

Глухая полночь! Все молчит!
Вдруг... из-за туч луна блеснула
И над воротами Стамбула
Олегов озарила щит.
<Не позднее первой половины 1829;

Источник: Прислал читатель


* * *

Когда-то я была майором...
Когда-то я была майором,
Тому уж много, много лет,
И вы мне в будущем сулили
Блеск генеральских эполет.
В каком теперь служу я чине,
Того не ведаю сама,
Но к вам прошусь я в ординарцы,
Фельдмаршал русского ума.
<Начало марта 1861>

Источник: Прислал читатель


* * *

На камень жизни роковой
 Природою заброшен,
Младенец пылкий и живой
 Играл — неосторожен,
Но Муза сирого взяла
 Под свой покров надежный,
Поэзии разостлала
 Ковер под ним роскошный.
Как скоро Музы под крылом
 Его созрели годы —
Поэт, избытком чувств влеком,
 Предстал во храм Свободы,—
Но мрачных жертв не приносил,
 Служа ее кумиру,—
Он горсть цветов ей посвятил
 И пламенную лиру.
Еще другое божество
 Он чтил в младые лета —
Амур резвился вкруг него
 И дани брал с поэта.
Ему на память стрелку дал,
 И в сладкие досуга
Он ею повесть начертал
 Орфеевой супруга.
И в мире сем, как в царстве снов,
 Поэт живет, мечтая,—
Он так достиг земных венцов
 И так достигнет рая...
Ум скор и сметлив, верен глаз,
 Воображенье — быстро...
А спорил в жизни только раз —
 На диспуте магистра.
<1822?>

Источник: Прислал читатель


НА ВОЗВРАТНОМ ПУТИ

  I

Грустный день и грустный час —
Дальний путь торопит нас.
Вот, как призрак гробовой.
Месяц встал — и из тумана
Осветил безлюдный край...
Путь далек — не унывай...

Ах, и в этот самый час,
Там, где нет теперь уж нас,
Тот же месяц, но живой,
Дышит в зеркале Лемана...
Чудный вид и чудный край —
Путь далек — не вспоминай...

  II

Родной ландшафт... Под дымчатым навесом
 Огромной тучи снеговой
Синеет даль — с ее угрюмым лесом,
 Окутанным осенней мглой..
Все голо так — и пусто-необъятно
 В однообразии немом...
Местами лишь просвечивают пятна
 Стоячих вод, покрытых первым льдом.

Ни звуков здесь, ни красок, ни движенья —
 Жизнь отошла — и, покорясь судьбе,
В каком-то забытьи изнеможенья,
 Здесь человек лишь снится сам себе.
Как свет дневной, его тускнеют взоры,
 Не верит он, хоть видел их вчера,
Что есть края, где радужнъге горы
 В лазурные глядятся озера...
<Конец> октября 1859

Источник: Прислал читатель


* * *

Через ливонские я проезжал поля,
Вокруг меня все было так уныло...
Бесцветный грунт небес, песчаная земля —
Все на душу раздумье наводило.

Я вспомнил о былом печальной сей земли —
Кровавую и мрачную ту пору,
Когда сыны ее, простертые в пыли,
Лобзали рыцарскую шпору.

И, глядя на тебя, пустынная река,
И на тебя, прибрежная дуброва,
«Вы,— мыслил я,— пришли издалека,
Вы, сверстники сего былого!»

Так! вам одним лишь удалось
Дойти до нас с брегов другого света.
О, если б про него хоть на один вопрос
Мог допроситься я ответа!..

Но твой, природа, мир о днях былых молчит
С улыбкою двусмысленной и тайной,—
Так отрок, чар ночных свидетель быв случайный,
Про них и днем молчание хранит.
1830

Источник: Прислал читатель


* * *

Мир и согласье между нас
Сказались с первого же дня —
Поздравим же, перекрестясь,
Тебя со мной, с тобой меня.
21 апреля 1872

Источник: Прислал читатель


* * *

Бедный Лазарь, Ир убогой,
И с усильем, и с тревогой
К вам пишу, с одра привстав,
И привет мой хромоногой
Окрылит пусть телеграф.

Пусть умчит его, играя,
В дивный, светлый угол тот,
Где весь день, не умолкая,
Словно буря дождевая
В купах зелени поет.
29 июня 1865

Источник: Прислал читатель


ВЕСЕННЕЕ УСПОКОЕНИЕ

   Из Уланда

О, не кладите меня
В землю сырую —
Скройте, заройте меня
В траву густую!

Пускай дыханье ветерка
Шевелит травою,
Свирель поет издалека,
Светло и тихо облака
Плывут надо мною!..
<1832>

Источник: Прислал читатель


PROBLEME

С горы скатившись, камень лег в долине.
Как он упал? никто не знает ныне —
Сорвался ль он с вершины сам собой,
Иль был низринут волею чужой?
Столетье за столетьем пронеслося:
Никто еще не разрешил вопроса.
15 января 1833; 2 апреля 1857

Примечания
Probleme — Проблема (фр.).

Источник: Прислал читатель


ЗАВЕТНЫЙ КУБОК

      Из Гете

Был царь, как мало их ныне,—
По смерть он верен был:
От милой, при кончине,
Он кубок получил.

Ценил его высоко
И часто осушал,—
В нем сердце сильно билось,
Лишь кубок в руки брал.

Когда ж сей мир покинуть
Пришел его черед,
Он делит все наследство,
Но кубка не дает.

И в замок, что над морем,
Друзей своих созвал,
И с ними на прощанье,
Там сидя, пировал.

В последний раз упился
Он влагой огневой,
Над бездной наклонился
И в море — кубок свой...

На дно пал кубок морское,—
Он пал, пропал из глаз,
Забилось ретивое,—
Царь пил в последний раз!..
<1830>

Источник: Прислал читатель


* * *

Когда, что звали мы своим,
Навек от нас ушло
И, как под камнем гробовым,
Нам станет тяжело,—

Пойдем и бросим беглый взгляд
Туда, по склону вод,
Куда стремглав струи спешат,
Куда поток несет.

Одна другой наперерыв
Спешат, бегут струи
На чей-то роковой призыв,
Им слышимый вдали...

За ними тщетно мы следим —
Им не вернуться вспять...
Но чем мы долее глядим,
Тем легче нам дышать...

И слезы брызнули из глаз —
И видим мы сквозь слез,
Как все, волнуясь и клубясь,
Быстрее понеслось...

Душа впадает в забытье,
И чувствует она,
Что вот уносит и ее
Всесильная волна.
15 августа 1843

Источник: Прислал читатель


* * *

 Из Шиллера

Пала царственная Троя,
Сокрушен Приамов град,
И ахеяне, устроя
Свой на родину возврат,
На судах своих сидели,
Вдоль эгейских берегов,
И пэан хвалебный пели,
Громко славя всех богов...
«Раздавайся, глас победный!
Вы к брегам родной земли
Окрыляйтесь, корабли,
В путь возвратный, в путь безбедный!»

И сидели в длинном строе —
Грустно-бледная семья —
Жены, девы падшей Трои,
Голося и слезы лья,
В горе общем и великом
Плача о себе самих,
И с победным, буйным кликом
Дико вопль сливался их...
 «Ждет нас горькая неволя
 Там, вдали, в стране чужой.
 Ты прости, наш край родной!
	 Как завидна мертвых доля!»

И воздвигся, жертвы ради,
Приноситель жертв, Калхас,
Градозиждущей Палладе,
Градорушащей молясь,
Посейдона силе грозной,
Опоясавшего мир,
И тебе, эгидоносный
Зевс, сгущающий эфир!
 «Опрокинут, уничтожен
 Град великий Илион!
	 Долгий, долгий спор решен,—
	 Суд бессмертных непреложен».

Грозных полчищ воевода,
Царь царей, Атреев сын,
Обозрел толпы народа,
Уцелевший строй дружин.
И внезапною тоскою
Омрачился царский взгляд:
Много их пришло под Трою,
Мало их пойдет назад.
 «Так возвысьте ж глас хвалебный!
 Пой и радуйся стократ,
 У кого златой возврат
 Не похитил рок враждебный!»

«Но не всем сужден от Бога
Мирный, радостный возврат:
У домашнего порога
Многих Керы сторожат...
Жив и цел вернулся с бою —
Гибнет в храмине своей!...»—
Рек Афиной всеблагою
Вдохновенный Одиссей...
 «Тот лишь дом и тверд и прочен,
	 Где семейный свят устав:
	 Легковерен женский нрав,
	 И изменчив, и порочен».

И супругой, взятой с бою,
Снова счастливый Атрид,
Пышный стан обвив рукою,
Страстный взор свой веселит.
«Злое злой конец приемлет!
За нечестьем казнь следит —
В небе суд богов не дремлет!
Право царствует Кронид...
 Злой конец началу злому!
 Правоправящий Кронид
 Вероломцу страшно мстит —
 И семье его и дому».

«Хорошо любимцам счастья,—
Рек Аякса брат меньшой, —
Олимпийцев самовластье
Величать своей хвалой!..
Неподвластно высшей силе
Счастье в прихотях своих:
Друг Патрокл давно в могиле,
А Терсит еще в живых!..
 Счастье жеребии сеет
 Своевольною рукой.
 Веселись и песни пой
 Тот, кого светило греет!

Будь утешен, брат любимый!
Память вечная тебе!..
Ты — оплот несокрушимый
Чад ахейских в их борьбе!..
В день ужасный, в день кровавый
Ты один за всех стоял!
Но не сильный, а лукавый
Мзду великую стяжал...
 Не врага рукой победной —
 От руки ты пал своей...
 Ах, и лучших из людей
	 Часто губит гнев зловредный!

И твоей теперь державной
Тени, доблестный Пелид,
Сын твой, Пирр, воитель славный,
Возлияние творит...»«Как тебя, о мой родитель,
Никого,— он возгласил,—
Зевс, великий промыслитель,
На земле не возносил!
 На земле, где все изменно,
 Выше славы блага нет.
 Нашу персть — земля возьмет,
 Имя славное — нетленно».

«Хоть о падших, побежденных
И молчит победный клик,
Но и в родах отдаленных,
Гектор, будешь ты велик!..
Вечной памяти достоин,—
Сын Тидеев провещал,—
Кто как честный, храбрый воин,
Край отцов спасая, пал —
 Честь тому, кто, не робея,
 Жизнь за братии положил!
 Победитель — победил,
 Слава падшего святее!»

 Старец Нестор днесь, маститый
 Брашник, кубок взяв, встает
 И сосуд, плющом обвитый,
 Он Гекубе подает:
 «Выпей, мать, струи целебной
 И забудь весь свой урон!
 Силен Вакха сок волшебный,
 Дивно нас врачует он...
 Мать, вкуси струи целебной
 И забудь судеб закон.
 Дивно нас врачует он,
 Бога Вакха дар волшебный».

 И Ниобы древней сила
 Горем злым удручена,
 Соку дивного вкусила —
 И утешилась она.
 «Лишь сверкнет в застольной чаше
 Благодатное вино,

В Лету рухнет горе наше
И пойдет, как ключ, на дно.
 Да, пока играет в чаше
 Всемогущее вино,
 Горе в Лету снесено,
 В Лете тонет горе наше!»

И воздвиглась на прощанье
Провозвестница-жена,
И исполнилась вещанья
Вдохновенного она;
И пожарище родное
Обозрев в последний раз:«Дым и пар — здесь все земное,
Вечность, боги, лишь у вас!
 Как уходят клубы дыма,
 Так уходят наши дни!
 Боги, вечны вы одни,—
 Все земное идет мимо!»
<1850-1851>

Источник: Прислал читатель


* * *

Сей день, я помню, для меня
Был утром жизненного дня:
Стояла молча предо мною,
Вздымалась грудь ее волною,
Алели щеки, как заря,
Все жарче рдея и горя!
И вдруг, как солнце молодое,
Любви признанье золотое
Исторглось из груди ея...
И новый мир увидел я!..
1830

Источник: Прислал читатель


* * *

   Из Гете

Что юный год дает цветам —
 Их девственный румянец;
Что зрелый год дает плодам —
 Их царственный багрянец;
Что нежит взор и веселит,
 Как перл, в морях цветущий;
Что греет душу и живит,
 Как нектар всемогущий;
Весь цвет сокровищниц мечты,
 Весь полный цвет творенья,
И, словом, небо красоты
 В лучах воображенья,—
Все, все Поэзия слила
 В тебе одной — Саконтала.
<1826>

Источник: Прислал читатель


ПЕСНЬ РАДОСТИ

    Из Шиллера

Радость, первенец творенья,
Дщерь великого Отца,
Мы, как жертву прославленья,
Предаем тебе сердца!
Все, что делит прихоть света,
Твой алтарь сближает вновь,
И душа, тобой согрета,
Пьет в лучах твоих любовь!

  Х о р

 В круг единый, Божьи чада!
 Ваш Отец глядит на вас!
 Свят Его призывный глас,
 И верна Его награда!

Кто небес провидел сладость,
Кто любил на сей земли,
В милом взоре черпал радость,—
Радость нашу раздели.
Все, чье сердце сердцу друга
В братской вторило груди;
Кто ж не мог любить,— из круга
Прочь с слезами отойди!..

  Х о р

 Душ родство! о, луч небесный!
 Вседержащее звено!
 К небесам ведет оно,
 Где витает Неизвестный!

У грудей благой природы
Все, что дышит, Радость пьет!
Все созданья, все народы
За собой она влечет;
Нам друзей дала в несчастье —
Гроздий сок, венки харит,
Насекомым — сладострастье,
Ангел — Богу предстоит.

  Х о р

 Что, сердца, благовестите?
 Иль Творец сказался вам?
 Здесь лишь тени — солнце там,
 Выше звезд Его ищите!..

Душу Божьего творенья
Радость вечная поит,
Тайной силою броженья
Кубок жизни пламенит;
Травку выманила к свету,
В солнцы — хаос развила
И в пространствах — звездочету
Неподвластных — разлила!

  Х о р

 Как миры катятся следом
 За вседвижущим перстом,
 К нашей цели потечем —
 Бодро, как герой к победам!

В ярком истины зерцале
Образ Твой очам блестит;
В горьком опыта фиале
Твой алмаз на дне горит.
Ты, как облак прохлажденья,
Нам предходишь средь трудов,
Светишь утром возрожденья
Сквозь расселины гробов!

  Х о р

 Верьте правящей деснице!—
 Наши скорби, слезы, вздох
 В ней хранятся как залог
 И искупятся сторицей!

Кто постигнет Провиденье?
Кто явит стези Его?
В сердце сыщем откровенье,
Сердце скажет Божество!
Прочь вражда с земного круга!
Породнись душа с душой!

Жертвой мести — купим друга,
Пурпур — вретища ценой.

  Х о р

 Мы врагам своим простили,
 В книге жизни нет долгов;
 Там, в святилище миров,
 Судит Бог, как мы судили!.

Радость грозды наливает,
Радость кубки пламенит,
Сердце дикого смягчает,
Грудь отчаянья живит!
В искрах к небу брызжет пена,
Сердце чувствует полней;
Друга, братья,— на колена!
Всеблагому кубок сей!..

  Х о р

 Ты, чья мысль духов родила,
 Ты, чей взор миры зажег!
 Пьем тебе, великий Бог!
 Жизнь миров и душ светило!

Слабым — братскую услугу,
Добрым — братскую любовь,
Верность клятв — врагу и другу,
Долгу в дань — всю сердца кровь!
Гражданина голос смелый
На совет к земным богам;
Торжествуй святое дело —
Вечный стыд Его врагам.

  Х о р

Нашу длань к Твоей, Отец,
Простираем в бесконечность!
Нашим клятвам даруй вечность!
Наши клятвы — гимн сердец!
Февраль 1823

Источник: Прислал читатель


Главная библиотека поэзии