Петр Вяземский
 все об авторе
Примечание: Потому что эти произведения взяты из других источников, я не ручаюсь за их достоверность. Выверенные тексты находятся на заглавной странице автора.
Содержание:

» Ах, господи! Ах, как она прекрасна...
» Вдоль горы, поросшей лесом...
» Все зыбко в жизни сей проточной...
» Жизнь - таинство
     » Метель
» Научи меня молиться!
» Послушать: век наш - век свободы...
» Разговор 7 апреля 1832 года
» Царскосельский сад зимою
* * *
"...Ах, господи! Ах, как она прекрасна! Боже!
Она пугающе прекрасна! О творец:
Как персик бархатный с улыбкой земляники
Уста - пунцовые, как лепестки гвоздики.
И так свежа она - увы! - что для сердец
При ней грозит немедленно простуда"

Простоволосая головка,
Улыбчивость лазурных глаз,
И своенравная уловка,
И блажь затейливых проказ -
Все в ней так молодо, так живо,
Так не похоже на других,
Так поэтически игриво,
Как Пушкина веселый стих.

Пусть спесь губернской прозы трезвой,
Чинясь, косится на нее,
Поэзий живой и резвой
Она всегда возьмет свое.

Она пылит, она чудесит,
Играет жизнью, и шутя,
Она влечет к себе и бесит,
Как своевольное дитя.

Она дитя, резвушка, мальчик,
Но мальчик, всем знакомый нам,
Которого лукавый пальчик
Грозит и смертным и богам.

У них во всем одни приемы,
В сердца играют заодно;
Кому глаза ее знакомы,
Того уж сглазили давно.

Ее игрушка - сердцеловка,
Поймает сердце и швырнет;
Простоголовая головка
Всех поголовно поберет!
Источник: Стихотворные пристрастия Сэнди


ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ САД ЗИМОЮ
       1

С улыбкою оледенелой
Сошла небес суровых дочь,
И над землей сребристо-белой
Белеет северная ночь.

Давно ль здесь пестротою чудной
Сапфир, рубни и бирюза
Сливались с тенью изумрудной,
Чаруя жадные глаза?

Зимы покров однообразный
Везде сменил наряд цветной,
Окован сад броней алмазной
Рукой волшебницы седой.

В дому семьи осиротелой,
Куда внезапно смерть вошла,
Задернуты завесой белой
С златою рамой зеркала.

Так снежной скатертью печальной
Покрыты и объяты сном
И озеро с волной зерцальной,
И луг с цветным своим ковром.

Природа в узах власти гневной,
С смертельной белизной в лице,
Спит заколдованной царевной
В своем серебряном дворце.

       2

Но и природы опочившей
Люблю я сон и тишину:
Есть прелесть в ней, и пережившей
Свою прекрасную весну.

Есть жизнь и в сей немой картине,
И живописен самый мрак:
Деревьям почерневшим иней
Дал чудный образ, чудный лак.

Обрызгал их холодным блеском
Своих граненых хрусталей,
Он вьется ярким арабеском
Вдоль обезлиственных ветвей.

Твой Бенвенуто, о Россия,
Наш доморощенный мороз
Вплетает звезды ледяные
В венки пушисто-снежных роз.

Кует он дивные изделья
Зиме, зазнобушке своей,
И наряжает в ожерелья
Он шею, мрамора белей.

       3

Когда наступит вечер длинный,
Объятый таинством немым,
Иду один я в сад пустынный
Бродить с раздумием своим.

И много призрачных видений
И фантастических картин
Мелькают, вынырнув из тени
Иль соскочив с лесных вершин.

Они сшибаются друг с другом
И, налетев со всех сторон,
То нежат лаской, то испугом
Тревожат мыслей чуткий сон.

А между тем во тьме безбрежной
Оцепенело всё кругом,
В волшебном царстве ночи снежной,
В саду, обросшем серебром.

Но в этой тишине глубокой,
Питающей дремоту дум,
Местами слышен одинокой
Переливающийся шум.

Под хладной снежной пеленою
Тень жизни внутренней слышна,
И, с камней падая, с волною
Перекликается волна.
22 ноября 1861, Царское Село




* * *

Послушать: век наш - век свободы,
А в сущность глубже загляни -
Свободных мыслей коноводы
Восточным деспотам сродни.

У них два веса, два мерила,
Двоякий взгляд, двоякий суд:
Себе дается власть и сила,
Своих наверх, других под спуд.

У них на всё есть лозунг строгой -
Под либеральным их клеймом:
Не смей идти своей дорогой,
Не смей ты жить своим умом.

Когда кого они прославят,
Пред тем - колена преклони.
Кого они опалой давят,
Того и ты за них лягни.

Свобода, правда, сахар сладкий,
Но от плантаторов беда;
Куда как тяжки их порядки
Рабам свободного труда!

Свобода - превращеньем роли -
На их условном языке
Есть отреченье личной воли,
Чтоб быть винтом в паровике;

Быть попугаем однозвучным,
Который, весь оторопев,
Твердит с усердием докучным
Ему насвистанный напев.

Скажу с сознанием печальным:
Не вижу разницы большой
Между холопством либеральным
И всякой барщиной другой.
16 мая 1860

Источник: Прислал читатель


* * *

Вдоль горы, поросшей лесом,
Есть уютный уголок:
Он под ветвяным навесом
Тих и свеж, и одинок;

Приютившийся к ущелью,
Миловидный Кореиз
Здесь над морем колыбелью
Под крутой скалой повис.

И с любовью, с нежной лаской
Ночь, как матерь, в тихий час
Сладкой песнью, чудной сказкой
Убаюкивает нас.

Сквозь глубокое молчанье,
Под деревьями, в тени
Слышны ропот и журчанье;
С плеском падают струи.

Этот говор, этот лепет
В вечно-льющихся струях
Возбуждает в сердце трепет
И тоску о прошлых днях.

Улыбалась здесь красиво
Ненаглядная звезда,
К нам слетевшая на диво
Из лазурного гнезда.

Гостья в блеске скоротечном
Ныне скрылася от нас,
Но в святилище сердечном
Милый образ не угас.
Источник: Прислал читатель


НАУЧИ МЕНЯ МОЛИТЬСЯ!
Научи меня молиться,
Добрый Ангел, научи!
Уст твоих благоуханьем
Чувства черствые смягчи!
Да во глубь души проникнут
Солнца вечного лучи,
Да в груди моей забьются
Благодатных слез ключи!
Дай моей молитве крылья,
Дай полет мне в высоту;
Дай мне веры безусловной
Высоту и теплоту!
Неповинных, безответных
Дай младенцев простоту,
И высокую святую
Нищим духом чистоту!
Источник: Прислал читатель


ЖИЗНЬ - ТАИНСТВО
Судьба и божий суд нам, смертным, непонятны;
С безоблачных небес карает нас гроза,
Надежды лучшие и лживы, и превратны,
И в чистых радостях отыщется слеза.

Жизнь наша - таинство; мы, странники, тревожно
Под облаком идем в неведомый нам путь.
О чем печалиться? Чем радоваться можно?
Не знаем, и вперед нам страшно заглянуть.

Не наши блага - данные нам Богом;
Нам страшно и любить, что нам любить дано,
Что сознаем в душе святыней и залогом
Грядущего, и чем нам радостно оно.

Но вдруг грядущее и с ним все упованья
Ударом роковым во прах погребены;
Одни развалины не конченного зданья,
И душу тяготят несбывшиеся сны.

Жизнь - таинство! Но жизнь - и жертвоприношенье.
Призванью верен тот, кто средь земных тревог
Смиренно совершит священное служенье
И верует тому, чего постичь не мог.

Кто немощи души молитвою врачует,
И, если душу жизнь обманом уязвит,
Скорбя, без ропота свой тяжкий крест целует
И плачет на земле, и на небо глядит.
Источник: Прислал читатель


* * *
Все зыбко в жизни сей проточной,
Все тленью дань должно принесть,
И радость быть должна непрочной,
И роза каждая отцвесть:
Что будет, - то в дали заочной,
И ненадежно то, что есть.
Одни молитвы не обманут
И тайну жизни изрекут,
И слезы, что с молитвой канут
В отверстый благостью сосуд,
Живыми перлами воспрянут
И душу блеском обовьют.
Источник: Прислал читатель


РАЗГОВОР 7 АПРЕЛЯ 1832 ГОДА
            Графине Е. М. 3авадовской

Нет-нет, не верьте мне: я пред собой лукавил, 
Когда я вас на спор безумно вызывал; 
Ваш май, ваш Петербург порочил и бесславил 
И в ваших небесах я солнце отрицал.

Во лжи речей моих глаза уликой были:
Я. вас обманывал - но мог ли обмануть?
Взглянули б на меня, и первые не вы ли 
К тому, что мыслю я, легко нашли бы путь?

Я Петербург люблю, с его красою стройной, 
С блестящим поясом роскошных островов, 
С прозрачной ночью - дня соперницей беззнойной, 
И с свежей зеленью младых его садов.

Я Петербург люблю, к его пристрастен лету: 
Так пышно светится оно в водах Невы; 
Но более всего как не любить поэту 
Прекрасной родины, где царствуете вы?

Природы северной любуяся зерцалом, 
В вас любит он ее величье, тишину, 
И жизнь цветущую под хладным покрывалом, 
И зиму яркую, и кроткую весну.

Роскошен жаркий юг с своим сияньем знойным 
И чудно-знойными глазами жен и дев-
Сим чутким зеркалом их думам беспокойным, 
В котором так кипят любви восторг и гнев.

Обворожительны их прелестей зазывы, 
Их нега, их тоска, их пламенный покой, 
Их бурных прихотей нежданные порывы, 
Как вспышки молнии из душной тьмы ночной.

Любовь беснуется под воспаленным югом;
Не ангелом она святит там жизни путь-
Она горит в крови отравой и недугом, 
И уязвляет в кровь болезненную грудь.

Но сердцу русскому есть красота иная, 
Сын севера признал другой любви закон: 
Любовью чистою таинственно сгорая, 
Кумир божественный лелеет свято он. 

Красавиц, северных он любит безмятежность, 
Чело их, чуждое язвительных страстей, 
И свежесть их лица, и плеч их белоснежность, 
И пламень голубой их девственных очей.

Он любит этот взгляд, в котором нет обмана, 
Улыбку свежих уст, в которой лести нет, 
Величье стройное их царственного стана 
И чистой прелести ненарушимый цвет.

Он любит их речей и ласк неторопливость, 
И в шуме светских игр приметные едва, 
Но сердцу внятные - чувствительности живость 
И, чувством звучные, немногие слова.

Красавиц северных царица молодая!
Чистейшей красоты высокий идеал!
Вам глаз и сердца дань, вам лиры песнь живая
И лепет трепетный застенчивых похвал!
Источник: Прислал читатель


МЕТЕЛЬ
День светит; вдруг не видно зги, 
Вдруг ветер налетел размахом, 
Степь поднялася мокрым прахом 
И завивается в круги.

Снег сверху бьет, снег веет снизу, 
Нет воздуха, небес, земли; 
На землю облака сошли, 
На день насунув ночи ризу.

Штурм сухопутный: тьма и страх!
Компас не в помощь, ни кормило:
Чутье заглохло и застыло
И в ямщике и в лошадях.

Тут выскочит проказник леший, 
Ему раздолье в кутерьме: 
То огонек блеснет во тьме,
То перейдет дорогу пеший,

Там колокольчик где-то бряк, 
Тут добрый человек аукнет, 
То кто-нибудь в ворота стукнет, 
То слышен лай дворных собак.

Пойдешь вперед, поищешь сбоку, 
Все глушь, все снег, да мерзлый пар. 
И божий мир стал снежный шар, 
Где как ни шаришь, все без проку.

Тут к лошадям косматый враг 
Кувыркнется с поклоном в ноги, 
И в полночь самую с дороги
Кибитка на бок - и в овраг.

Ночлег и тихий и с простором: 
Тут тараканам не залезть, 
И разве волк ночным дозором 
Придет проведать - кто тут есть?
Источник: Прислал читатель


Стихия  СТИХИЯ: Лучшая поэзия © 1996-2006
Вопросы и комментарии? ПишитеRambler's Top100TopList